ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

О специфике консультативной психотерапии, или как не путать внутреннего Взрослого и внутреннего Родителя

Дата создания: 09.10.2013
Дата обновления: 09.10.2013
Теоретически все виды и модальности психотерапии можно разделить на три больших направления: утешительную, директивную и консультативную. Причем между этими направлениями нет четких разделительных полос: иногда в психотерапии одного направления применяются элементы другого и/или третьего. В данном материале мы коснёмся следующего вопроса: как в этих самых разновидностях используется (и как сочетается с ними) теория субличностей Эрика Бёрна. И в частности – как с помощью этой теории можно разобраться в специфике консультативной психотерапии: пока еще для нашего социума явления достаточно непривычного.





Теоретически все виды и модальности психотерапии можно разделить на три больших направления: утешительную, директивную и консультативную. Причем между этими направлениями нет четких разделительных полос: иногда  в психотерапии одного направления применяются элементы другого и/или третьего. Подробнее об этих разновидностях можно прочитать по ссылке, а в данном материале мы коснёмся несколько иного вопроса: как в этих самых разновидностях используется (и как сочетается с ними) теория субличностей Эрика Бёрна. И в частности – как с помощью этой теории можно разобраться в специфике консультативной психотерапии: пока еще для нашего социума явления достаточно непривычного.

Напомню вкратце: известный американский психотерапевт Эрик Бёрн описывал три так называемые субличности человека. Внутреннего Ребенка (эмоции, ощущения, желания), внутреннего Родителя (цензура, устои, правила) и внутреннего Взрослого (логика, интеллект, анализ). Психотерапевты (и ваш покорный слуга в том числе) отмечают, что у многих клиентов нет того самого внутреннего Взрослого "в рабочем состоянии": он либо не до конца сформирован в юном возрасте, либо разучился функционировать под прессингом внутреннего Родителя, либо вообще напрочь задавлен этим самым прессингом. Иными словами, принятие решений клиентом, выбор тех или иных вариантов действия и даже выражение эмоций (не говоря уже о выборе психотерапевта) – всё подчинено не анализу, прагматизму и логике (там, где это возможно и даже необходимо), а цензуре, устоям и правилам, тому, "как нельзя и как надо". Отличие внутреннего Родителя от внутреннего Взрослого в первую очередь в том, что Родитель, как правило, никогда не поясняет – почему надо или почему нельзя. Просто нельзя, и все. Просто надо, и всё. Точка.

Под таким прессингом страдает еще и внутренний Ребенок: эмоциональная часть личности клиента. Говоря психоаналитическим языком – его бессознательное. Которое действительно ощущает себя как маленький обиженный ребенок, которому родитель-тиран говорит: "Ты плохой". Кстати, подавляющий внутренний Родитель – практически всегда тиран. У Родителя есть еще добрая модификация, но она, увы, в подобных случаях встречается намного реже.

И нередко основная часть психотерапии, особенно психотерапии консультативной, сводится к тому, чтобы помочь клиенту вырастить внутри себя своего внутреннего Взрослого: сильного, дееспособного, адекватно управляющего всеми остальными субличностями. И способного дать пояснения: почему то можно, а это нельзя (и нельзя ли?), почему то надо, а это нет (и кому надо), и что вообще для чего и зачем, и какая самому человеку будет выгода от того или иного решения.
Но здесь одна из основных проблем – в том, что нередко и клиент, и иной психотерапевт вольно или невольно всё же путают этого самого внутреннего Взрослого с внутренним Родителем.


***

Важный компонент отличия Взрослого от Родителя – безоценочность. Иными словами, если Родитель-тиран говорит внутреннему Ребёнку "ты плохой и недостойный", а добрый Родитель говорит "ты хороший и достоин моего поглаживания", то Взрослый говорит – "ты такой, как есть, это не плохо и не хорошо, это факт".
А в процессе иной психотерапии предлагается под маской выращивания Взрослого заменить одного Родителя на другого: внутреннего неадекватно разросшегося Родителя самого клиента на психотерапевта в роли Родителя.

Вообще эта путаница в нашем социуме - очень распространенная. В том числе и потому, что у нас слова "взрослый" и "родитель" - по сути синонимы. В одном из ЖЖ-интервью как раз шла речь о страхе "не хочу взрослеть". По сути это значит "Не хочу жить только Родительскими функциями, устоями и правилами, не хочу загонять внутрь своего Ребенка".

Да, можно сказать, что "замена одного Родителя на другого" - временная терапевтическая мера, что нужна поддержка доброго Родителя вместо злого: но при этом куда эффективнее, ИМХО, сформировать такого доброго Родителя "внутри себя", а не базироваться на психотерапевте. Ибо здесь возникает серьёзная опасность для клиента: он рискует попасть от терапевта в зависимость, ибо вместо обучения навыкам самостоятельной жизни он получает ситуацию "в присутствии психотерапевта ему хорошо, а вне общения с ним – плохо". И всё.

Такая зависимость по сути не имеет ничего общего с компонентами утешительной терапии. Более того, неграмотно проведенная утешительная терапия может оказаться чревата тяжёлыми последствиями: часто не специально, неосознанно и с искренними намерениями "сделать как лучше". Но в результате клиент будет снова и снова приходить плакаться терапевту в жилетку и не получит стимула вырастить внутри себя не только Взрослого, но еще и адекватного Родителя. Зачем? Извне же есть Родитель, причем практически всегда доступный.

И мне не кажется адекватным иногда встречающийся термин "усыновить своего внутреннего Ребенка". То есть - стать ему Родителем? При том, что травма внутри личности еще не проработана, и Родитель пока из клиента может получиться только либо "всежалеющий", либо "всеругающий"?..
Поэтому в идеале - сперва постепенно активизируется Взрослый в связке с Ребенком: они скорее не усыновитель и усыновленный, а друзья, соратники, в том числе и по песочнице. А потом они вместе формируют для своей системы нового подходящего Родителя.


***

Некоторые клиенты говорят, что их внутреннему Ребенку нужно обязательно, чтобы Взрослый сначала пожалел: то есть признал серьёзность боли и право Ребёнка плакать от этой боли. Но здесь обнаруживается один из основных узлов путаницы. Право Ребенка плакать - Взрослый признаёт. Даже не признаёт (мол, может и не признать), а априори знает, что плакать от боли - естественно. Хотя бы для того, чтобы сбросить эмоциональное давление. А вот признать серьезность боли - это опять оценочность. То есть может быть боль серьезная и несерьезная? Простите, это не так. Боль - это всегда боль, и только сам человек вправе определять, насколько серьезно у него болит. И Взрослый это знает.

В ответ на последнюю сентенцию одна из моих клиенток сказала примерно следующее:
"Если Взрослый это знает - Так пусть убедит в этом Родителя! И потом, ребенок разве не может делать вид, что у него что-то болит, когда хочет, чтобы его пожалели? И - плакать стыдно. Взрослому человеку плакать стыдно, неудобно, неприлично - запрещено, в общем. Откуда может взяться знание, что плакать - естественно?"

Относительно убеждения Родителя я скажу сразу: вряд ли стоит тратить на это время и силы. Особенно если Родитель крайне ригиден и упёрся в прежние убеждения, а кроме того, настроен иерархически и не склонен "отдавать командование". Тогда этого Родителя Ребенок вместе с психотерапевтом выгоняют вообще, дезактуализируют его установки (это уже работа с бессознательным и с цензурой как ее частью): формально можно сказать, что на это время Родителя подменяет психотерапевт. Но - в том и специфика консультативной психотерапии, что с процессом дезактуализации "старого Родителя" постепенно начинается актуализация Взрослого клиента (то есть его Ребенок не теряет управления и статуса заказчика даже в эмоциональном напряге и в процессе утешения!), а терапевт даже не подменяет Родителя, а как бы "временно исполняет его обязанности", и Ребенок клиента это постоянно чувствует: что этот Родитель - временно. Что постепенно сам этот Ребенок вместе со своим Взрослым соберут себе нового адекватного Родителя ("конструктор "Добрый Родитель, сделай сам", как сказала одна из участниц Мастер-класса), и будут дальше с ним вместе жить-поживать в гармонии и независимо от терапевта.

И по поводу того, что "Ребенок ведь может притворяться,  что ему больно, когда хочет, чтобы его пожалели". Да, может. Ну и что? Внутреннему Взрослому на самом деле глубоко все равно, что делает Ребенок для того, чтобы обозначить потребность в утешении: он так или иначе эту потребность высказывает. Он имеет на нее право и он получает ее удовлетворение. Это для Родителя нужно прикидываться больным, потому что Родитель взвешивает, "достоин ли Ребенок жаления: если заболел - то достоин, а если просто капризничает - то нужно просто дать ему по заднице, и всё, чтобы не зря ныл".
Это во многом идет из реального детства, когда просто так пожалеть и обнять ребенка мама не может, "а то избалует". Ребенку непременно нужно заболеть, чтобы получить свою долю поглаживаний. Из этого растут ноги и нашей всеобщей системы болезнеохранения.

А знание того, что плакать естественно, может взяться из любого учебника, где написано о том, что плач - это эмоция, и плакать так же естественно, как ходить в туалет. Кстати, функция туалетных отправлений у нас примерно так же табуирована Родителем.

***

Еще одна из клиенток сказала так: " Мне кажется, нужно, чтобы кто-то моему Ребенку сказал: я тебе верю. Не "знаю", не "плакать - это естественно", а именно "верю." То есть не нужны другие доказательства, кроме его слов, несмотря на то, что вот он такой маленький."
Однако здесь тоже все-таки торчит хвостик внутреннего Родителя.

Потому что консультативному психотерапевту вообще не нужны доказательства. И вера, в отличие от знания, имеет такое свойство, что может однажды прекратиться: вот я тебе, мол, верил, а теперь перестал, потому что ты поступил как-то не так! Вера на самом деле очень ненадежное чувство: опять же, оно бессознательно связано с понятием правды и лжи.
А консультативная психотерапия базируется на априорном восприятии слов клиента как заказа. Если заказчик считает, что забор нужно красить в синий цвет - то ему не нужно это никак доказывать. Вообще.
А "я тебе верю, несмотря на то, что ты такой маленький" - это ведь по сути и есть трансакция сверху вниз. Это снисхождение от Родителя: "Я принимаю твои слова за истину, несмотря на то, что ты маленький и сам не можешь знать, чего ты хочешь".

Вообще первое, с чего мы начинаем в кабинете - это работа с формулировками. С анализа тех самых слов. С уточнения. Потому что главное в психотерапии - чтобы терапевт адекватно понял клиента, чтобы оба убедились, что одинаково представляют суть заказа, и будут делать именно то, чего хотел клиент, а не то, что он мог декларировать: например, он хотел красить забор в синий цвет, а декларировал, что хочет покрасить крыльцо в белый. Это именно сложности семантики и терапии как лечения словом. Поэтому уточнения идут именно в формулировках и восприятии, а не в переубеждении "ты не хочешь этого, а хочешь вон того". Выяснение, что клиент хочет в итоге сделать и получить, и идет ли речь о заборе и о синем цвете, идут как раз в процессе уточнения, а не в процессе грубой ломки заказа и игнорировании запроса. Потому что ведет в процессе уточнения все равно клиент.

Вообще я как психотерапевт осознаю тот факт, что для клиентов с подобными травмами может понадобиться часто и неоднократно обосновывать вслух, что доктор не будет ими командовать. В том числе, кстати, и не станет их "жалеть сверху вниз": ведь на бессознательном уровне Ребенок, получив это поглаживание (разрешенное Родителем только в такой форме), потом рискует ощутить послевкусие "Мама, и тут давят!"
И всё, терапия встаёт.


***

Иногда длительно травмированный внутренний  Ребёнок клиента банально не отличает безэмоциональности Взрослого от злой отстранённости Родителя. Потому что этот Ребенок не знаком с безэмоциональностью Взрослого. Хотя это не такая уж беда. Он постепенно может познакомиться. И ему опять же важно ощутить, чем Взрослый в принципе отличается от Родителя: безоценочностью. "Отстраненность" консультативного психотерапевта обеспечивает эту безоценочность, неосуждаемость и т.п. Она, если хотите, это гарантирует. Клиент в этом плане сам распоряжается своими эмоциями, и выплескивает их в кабинете так, как ему комфортнее, и тогда, когда хочет сам и готов к этому.

Опять же, такая психотерапия не исключает утешительной составляющей, но гарантирует, что клиенту будут помогать как самостоятельному человеку, попавшему в беду - его поддерживают и от него ничего не требуют, но им не командуют; а не как бесправному малышу, который только и привык, что идти на поводу у мамочки.

Даже директивная психотерапия в консультативном ключе не перехватывает руль у клиента. Скорее она стимулирует его взять руль самому, и то - не во всех, очень не во всех случаях.
Тут же могу привести пример - сравнение работы консультативного психотерапевта с проводником в горах: проводник не навязывает клиенту свой маршрут, а ведет клиента заказанным им маршрутом, и ни за что не понесет клиента на руках. Но если клиент сорвался или с ним происходит еще что-то экстремальное, проводник готов поддержать его всегда, и при этом клиент не теряет статуса заказчика.

***

Таким образом,  я использую в работе элементы других направлений терапии, и в частности утешительной: но с двумя оговорками. Первое – такая терапия должна проводиться строго по показаниям (в том числе – при выбросе накопившихся негативных эмоций) и не насильно, без этого вот "ну иди сюда, я тебя пожалею". Но если клиент пришел в эмоциональном напряжении, то дать ему возможность выплакаться - обязательно. Без этого нельзя будет перейти к логическому анализу. И "по показаниям" - значит то, что если клиент не настолько эмоционально напряжен и сам не хочет плакаться и получать утешение - то не надо ему это навязывать.
Может быть, здесь я ошибаюсь с формулировкой, и надо было написать не "по показаниям", а "по потребности". Но в рамках "психотерапии здоровых" между понятиями "показания" и "потребности" по сути нет разницы. Это, если хотите, во многом определяет различие между клиентом и пациентом (когда за последнего показания определяет врач).

И вторая оговорка – утешительная терапия иногда применяется чаще всего в связке с директивной, тоже по показаниям. Как некоторые клиенты напрямую сообщают, что им необходим "стимулирующий пинок". Вот в таком случае я могу это изобразить.
Здесь же должен пояснить, что значит "директивная психотерапия в консультативном ключе". Это значит, что консультативное направление здесь ведущее, а директивная терапия - подчиненный метод. И применяется эпизодически и с определенной осторожностью.

Итак, на пальцах схема такая: когда клиент приходит в эмоциональном напряжении, сперва он получает утешительную терапию, но с компонентом "твой Ребенок здесь заказчик, и он может делать все, что ему заблагорассудится в этом кабинете. Здесь над ним не довлеет цензура. Он хочет плакать – значит, будет плакать, хочет ходить на голове – значит, будет ходить на голове. Он хочет сесть с ногами на диван и тискать игрушку – пожалуйста". Многие коллеги, кстати, посмотрев фото моего кабинета, удивлялись, зачем мне в кабинете игрушка для взрослых клиентов.

Когда внутренний Ребенок клиента узнал и ощутил, что он хоть где-то может чувствовать себя естественно и делать, грубо говоря, то, что захочет его левая пятка (а это есть основной режим его функционирования), мы постепенно идем дальше. И все в результате естественно перетекает в работу на уровне осознания, чтобы клиент не только получил, но и сам унес собой в собственной голове все то, о чем мы говорили на приеме. Все аналитические методики тем и заканчиваются, что проблематика выводится именно в сознание клиента. Побуждение к работе сознания, логического, бесцензурного – по сути и есть выращивание внутреннего Взрослого. У которого нет оценок, нет слов "просто надо или просто нельзя", у которого есть констатация факта – безоценочная – и взвешивание имеющихся фактов. И этот цикл при необходимости может повторяться при каждом новом обращении, при решении новых проблем, вызвавших новое эмоциональное напряжение внутреннего Ребенка.
Иной раз беда оказывается в том, что некоторые клиенты такую работу действительно воспринимают как "злого Родителя, который не дает поплакать и не жалеет". Да жалеет, но – не привязывает. Опять же, нередко фраза "вы можете делать все, что хотите" ощущается как негативно-Родительская: собственно, так оно часто у многих в детстве и было, когда мама машет рукой, рассерженная, и говорит: "Ааа, делай все, что хочешь!" И моя задача с учетом этого факта – дать вашему внутреннему Ребенку не столько поверить, сколько понять, что он действительно может делать всё, что хочет, и его никто за это не укорит и не накажет.

Но увы, не каждый Ребенок сразу готов это делать. Некоторые Ребенки привыкают к тому, что ими руководят, и без этого руководства у них поначалу (или совсем) не идет терапия. Потому что Ребенок клиента не может функционировать без внешнего главного. Он сам отказывается принимать на себя в процессе терапии эти функции даже поначалу. Ему всегда нужна только трансакция "сверху вниз", и только такое жаление он воспринимает как утешительный метод.
И если он упорствует в этом – то в общем, даже с утешительными компонентами, консультативная терапия не идет. Тогда мы делаем вывод, что эта терапия человеку просто не подходит. Может быть – пока не подходит.


***

Кстати, в плане применения утешительной терапии важно понимать различия между понятиями "жалеть" и "утешать".

Идеографический словарь русского языка говорит, что утешить - это уменьшить горе, осушить слезы; утешение - то, что ослабляет горе. А Толковый словарь Даля подчеркивает однокоренное происхождение слов "утешать" и "тешить", радовать. То есть по сути утешить - это поменять горе на радость, негативное ощущение на позитивное, чувство тупика в эмоциях - на свет в конце тоннеля; даже точнее, наверное, было бы не "поменять", а "менять", или даже – "помогать клиенту заменить". Потому что различные эмоциональные выбросы в процессе терапии бывают не раз и не два, и нет такого, что вот, мол, ты выплакался, а теперь ты должен быть счастлив! Вообще-то утешение обычно характерно тем, что человека так или иначе спрашивают: "Что тебя утешит?" Тебе грустно – хочешь посмотреть новый фильм? Или просто посидеть и поговорить о том, какая трудная жизнь? Или прогуляться по осеннему лесу? Или оставить тебя в покое? Что тебя утешит? Что порадует?
Ведь опять же, никто не знает за человека, в каком месте ему новый ботинок жмет. Потому и в моем кабинете, если хотите, на стене может быть написано не "здесь можно плакать", а "если вы нуждаетесь в том, чтобы плакать – плачьте! Хотите смеяться – смейтесь! Ругаться – ругайтесь, залезать с ногами на диван - залезайте! Здесь можно выплескивать тяготящие вас эмоции любыми комфортными для вас способами".

А жалеть - это "чувствовать жалость, сострадание, болеть, скорбеть сердцем". Да, с одной стороны, в терапии жалеть - получается, что банально отзеркаливать эмоции клиента (а то и усиливать их)? Потому что очень часто отзеркаливание отрицательных эмоций усиливает их переживание. Есть старый анекдот про роджерианскую психотерапию, когда психотерапевт повторял за клиентом все его реакции, и тот в итоге выбросился из окна.

Да даже по логике – если клиент пришел к психотерапевту в слезах, а тот начал отзеркаливать эти слезы, то в бессознательном (а то и в сознании) клиента возникает ощущение: "Да, действительно вокруг все плохо, и проблема у меня ужасная, если даже психотерапевт плачет!" И всё. У клиента образуется новый цензурный затык плюс дополнительные негативные ощущения безвыходности.

А сочувствовать – это все-таки не жалеть. Жалость – это проявление отношения сильного к слабому. От Родителя – к Ребенку. Причем исключительно от Родителя. По сути жалость - и есть трансакция сверху вниз: на сайте в свое время на эту тему была большая статья.

Почему даже утешительная психотерапия, собственно, все-таки называется утешительная, а не жалельная.


***

И наконец – еще один любопытный момент именно в формировании внутреннего Взрослого клиента в процессе терапии. Широко известна поговорка про то, что для эффективной помощи нужно давать человеку не рыбу, а удочку. Недавно пришлось услышать, что якобы тут есть некоторая неточность применительно к консультативной психотерапии: мол, такая психотерапия не дает и удочку тоже, она говорит "а удочку сделаешь сам".

Согласен, что определенная неточность имеет место быть. Потому что консультативный психотерапевт обычно говорит примерно следующее: "Если вы хотите поймать рыбу – вы вправе ловить ее такую и там, где вы решите сами: но в зависимости от того, где и какую рыбу вы решите ловить, если вы хотите - мы с вами подберем для этого необходимые снасти. Причем вы опять-таки вправе решать – будете вы их изготовлять самостоятельно по тому списку и характеристикам, который мы с вами выработаем, или же захотите купить готовые, и мы тогда подумаем, где это лучше сделать".
Соответственно, отвечая на другой довольно частый клиентский вопрос – "Скажите, может ли психотерапевт мне помочь или мне придется справляться самому? – могу сказать следующее: наверное, здесь точнее говорить не "или", а "и". Консультативный психотерапевт может помочь вам справиться самому. Особенно если вы сами не будете против того, чтобы сформировать у себя адекватно работающего внутреннего Взрослого.

 

Этот материал можно обсудить в нашем блоге.

 

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу позволить себе быть адекватным
Я хочу позволить себе быть знаменитым
Я хочу быть самостоятельным
Я хочу быть спокойным
Я хочу быть уравновешенным
Я хочу верить в будущее
Я хочу верить в себя
Я хочу вернуть оптимизм
Я хочу вернуть покой
Я хочу вернуть спокойствие

Темы: быть капитаном своей жизни, Взрослый-Родитель-Ребенок по Э.Берну, виды и методы психотерапии, о работе доктора Нарицына.


Логин

Пароль