ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Семейная психотерапия - вопросы и проблемы

Дата создания: 01.10.2007
Дата обновления: 22.09.2011
К семейной терапии обычно прибегают в ситуации супружеских конфликтов, разногласий между родителями и выросшими детьми и тому подобных напряженных ситуаций. Однако клиентские ожидания нередко содержат в себе представление о такой терапии как о некоем процессе третейского суда, где виноватым оказывается тот, кто не успел пожаловаться. Но суть семейной психотерапии – несколько в другом. Я хотел бы рассказать об этом подробнее, чтобы мои клиенты не испытывали разочарований и не питали ложных надежд.






"Семейная терапия (от греч. theraрeia – лечение) – форма коммуникационной терапии. Направлена на гармонизацию семейных взаимоотношений, разрешение супружеских конфликтов".
Словарь конфликтолога, 2009 г.


"Семейная терапия (или психотерапия) (англ. family therapy) - модификация отношений между членами семьи как системы с помощью психотерапевтических и психокоррекционных методов и с целью преодоления негативной психологической симптоматики и повышения функциональности семейной системы".
Большой психологический словарь


 



К семейной терапии обычно прибегают в ситуации супружеских конфликтов, разногласий между родителями и выросшими детьми и тому подобных напряженных моментов. Однако клиентские ожидания нередко содержат в себе представление о такой терапии как о некоем процессе третейского суда, где виноватым оказывается тот, кто не успел пожаловаться.

Суть семейной психотерапии – несколько в другом. Я хотел бы рассказать об этом подробнее, чтобы мои клиенты не испытывали разочарований и не питали ложных надежд. И, разумеется, так как психотерапия – все-таки не только наука, но и в какой-то степени искусство, говорить я буду в основном о собственном профессиональном подходе в работе с семейными конфликтами. Другие мои коллеги могут подходить к этой проблематике по-другому, так как "семейную психотерапию" можно практиковать в рамках многих различных подходов. И здесь уже право клиента – выбирать себе наиболее подходящего специалиста.

***

Говоря о семейной терапии, нельзя не сказать несколько слов собственно о семье. Что это такое? Вопрос вовсе не риторический. Многие семейные конфликты возникают из-за того, что у каждого из супругов свое сформированное в раннем возрасте представление о том, "что такое семья и какие в ней должны быть отношения".

Определений семьи в разных источниках – множество. Так или иначе, в них говорится о семье как о социальной группе, связанной общим бытом экономическим фактором и проживанием, а также некоей взаимной ответственностью. Кроме того, семья обозначается как источник удовлетворения ряда потребностей человека, а также наиболее значимый для него мини-коллектив, предъявляющий к человеку разнообразные и достаточно сложные требования. Более того, на государственном уровне в последние годы много говорится о "кризисе института семьи". И здесь возникает как минимум два вопроса. Первый – кризис какой семьи имеет место? И второй – кризис это или все-таки переход на следующую ступень развития семейных отношений, регресс или движение вперед?

Как известно, в первобытном обществе наличествовала семья-стая, объединенная в основном для добычи еды и ее дальнейшего распределения между членами семьи. С появлением земледелия (и оседлого образа жизни в целом) в семьях началось более жесткое распределение ролей, семья стала объединяться в первую очередь по родственным признакам, и наиболее полно удовлетворяла нуждам именно земледельческих работ так называемая клановая семья (со временем практически канонизированная многими монотеистическими религиями), то есть мегасемья, функционирующая на жестких иерархических принципах,  с одним "вожаком-руководителем" – старшим мужчиной (или старшей женщиной в некоторых случаях). Одной из основных задач такой семьи именно в целях организации долгосрочной добычи пропитания и обеспечения общей семейной устойчивости является воспроизведение потомства в качестве дополнительных рабочих рук. Подобная семья де-факто представляет собой отдельное мини-государство, оптимально удовлетворяющее потребностям земледельческого общества. Чем больше работников в такой семье – тем более обеспеченной и устойчивой она будет: соответственно, новые поколения как можно раньше включаются в работу на благо семьи, а женщины как можно раньше начинают рожать детей.

Отношения в клановой семье выстроены по принципу иерархической пирамиды, круг обязанностей каждого члена семьи в зависимости от пола и возраста строго определен, и выживание семьи (и вида в целом) превалирует над потребностями отдельной личности. Можно отметить, что система функционирования многих тоталитарных государственных систем явно напоминает такую семью из нескольких поколений: и чем ближе государство к тоталитаризму, тем больше система жизни в нем напоминает подобную кланово-мегасемейную.

Проблема в том, что такая модель семьи была функциональна и обоснована только в определенных условиях. Но с развитием прогресса, автоматизации и т.п., с дезактуализацией чисто земледельческого жизненного уклада и опоры на натуральное хозяйство клановая семья перестает полноценно функционировать. Как минимум, не стоит уже так остро проблема выживания и добывания пищи, тем более в большой группе: в современных условиях человек даже в одиночку способен прокормить себя, а то и своего ребенка. Таким образом, теряет первостепенную важность  тот фактор объединения, ради которого в том числе создавалась прежняя семья. На первый план выходят экзистенциальные ценности и возможности: взаимная эмоциональная поддержка, взаимное признание, взаимопонимание, самореализация обоих супругов, которой способствуют их семейные отношения, плюс банальный обмен поглаживаниями (по Э.Берну). Это уже обеспечивает так называемая нуклеарная семья: имеющая одно "ядро", состоящее из двоих равноправных партнеров-супругов с несовершеннолетними детьми или без таковых. Причем пол этих супругов на сегодняшний день не так уж и принципиален. Нуклеарной семьёй можно назвать и одного родителя с ребенком. и даже человека-одиночку, который по своим личностным потребностям не нуждается в создании семьи и способен сам для себя составлять это самое "ядро".

Кроме того, при всё большей интенсивности развития общественных коммуникаций интенсифицируются и столкновения различных социумов и культур, возрастает уровень агрессии общества, - в таких условиях и подавно каждому человеку необходим едва ли не все время собственный психотерапевт, роль которого как раз и выполняет нуклеарная семья. Каждый взрослый член такой семьи становится психотерапевтом по отношению к своему партнеру, потому что нуклеарная семейная модель в принципе базируется на психологической устойчивости и душевном благополучии ее участников. Даже сексуальные отношения в семье постепенно становятся в основном тем самым источником обмена психологическими поглаживаниями и средством удовлетворения гедонистической функции: в отличие от клановой семьи, где вся сексуальность существует только для воспроизведения потомства, и вне этого воспроизведения либо табуируется, либо жестко нормируется. Безусловно, область сексуальности в современной семье при таком применении становится много шире: к этой области уже можно относить и комплименты, и ласковые слова, и спонтанные прикосновения, которыми обмениваются супруги - все это включается в область их интимного взаимодействия, усиливающего взаимную эмоциональную привязанность. Теплые внутрисемейные отношения становятся все более важны в нуклеарной семье: в том числе для задействования системы "семья как психотерапевт". Разумеется, эта система эффективно работает тогда, когда внутри семьи отношения налажены и гармонизированы, что тоже является одной из задач семейной терапии: об этом мы подробнее поговорим чуть ниже.

Итак, анахронизм клановых семейных отношений в современных экономических условиях становится все более явным и оказывается основной причиной того "кризиса семьи", о котором сейчас так много говорят: причем становится как в глобальном масштабе, так и в конкретных частных случаях, приводящих в свою очередь к внутрисемейным кризисам и разводам: так как данная семейная модель большей частью не учитывает потребностей и целей конкретной личности и не предусматривает ее самореализации. Сегодня мы имеем иное техническое оснащение, иные потребности социума, иные условия жизни: но прежние морально-цензурные установки, увы, являются одними из самых ригидных (медленно поддающихся изменениям): и можно сказать, что "семейный кризис" во многом состоит в упорных попытках чуть ли не на государственном уровне до сих пор держаться за архаичную модель клановой семьи.

Для полноценного возвращения этой модели как минимум необходимо отказаться от жизни в современных городах, от современной экономики и снова вернуться к системе натурального хозяйства. В иных ситуациях эта модель только тормозит социальное развитие и добавляет множество психологических проблем. Клановая семья просто не укладывается в современный мир с его новыми социальными потребностями и новыми супружескими отношениями: партнерскими, а не иерархическими. Половой диморфизм между мужчиной и женщиной, в том числе разница в физической силе, все больше сглаживается разными техническими приспособлениями, и во всё большем количестве семей разделение труда между супругами происходит уже не по половому принципу – "мужчина должен - женщина должна", а по принципу именно их личной общей выгоды: у кого что лучше получается и у кого на что хватает времени. Даже само по себе "воспроизводство детей" сейчас становится не самой главной функцией семьи: скорее на первый план выходит не столько количество, сколько качество этого "воспроизводства", в первую очередь в вопросах воспитания и образования. И для психологического комфорта ребенка куда важнее, если он родится желанным по обоюдному решению своих родителей, а не под давлением типа "каждая женщина должна стать матерью, а каждый мужчина – отцом". На этой почве происходит тоже немало семейных конфликтов.

В нуклеарной семье совершенно другие цели и задачи, чем в клановой. Многие семейные кризисы возникают оттого, что эти самые новые задачи люди пытаются решать старыми способами: а задачи, естественно, не решаются. Таким образом, постоянно идет поиск новых форм, оптимальных для решения поставленных задач.

В эпоху урбанизации начались эксперименты с различными формами сексуально-экономических отношений: открытый брак, гостевой брак, свингерство, полигамная семья и тому подобное. Однако, как показывает время и практика, такие модели не становятся популярными: во многом в силу того, что в них невозможно достичь той самой "семейной гармонии", которая с определенным трудом достигается между двумя людьми (каждый из которых при этом отдельная личность со своими взглядами и потребностями). А когда участников больше двух, или они не испытывают нужды в эмоционально-психологическом взаимодействии – экспериментальные модели отношений становятся даже более конфликтогенными, чем устаревшая клановая семья. Безусловно, есть личности, которым может быть комфортно и в рамках мегасемьи, и в какой-то из экспериментальных форм; но должен отметить, что данные модели все-таки не приобретают устойчивой тенденции к массовому распространению, в отличие от нуклеарной моногамной семьи (с учетом возможного наличия так называемой последовательной моногамии в процессе выбора партнера – иногда достаточно длительном).

Семейный институт не столько "терпит кризис", сколько переходит на новую ступень развития, и такой переход свойственен любому цивилизованному обществу: так что усилия по реанимации трупа старой семейной модели, базирующейся на иерархических отношениях и "традиционных устоях", вряд ли приведут к прогрессивным результатам. Новые семейные принципы поддерживают отношения между супругами не на основе "чувства долга и вины" и принципа "стерпится – слюбится", а на основе взаимной поддержки и эмоциональной привязанности. Такая модель больше ориентирована на то, чтобы дать возможность двум разным личностям с разными потребностями и свойствами, говоря высоким слогом, быть счастливыми и жить в любви: так, как они оба это понимают.

Однако при всей позитивности данной модели свои проблемы как раз возникают из-за сложности и неоднозначности понимания каждым и супругов таких понятий, как счастье, любовь, поддержка и т.п. И уже эта разница представлений приводит к другим кризисам: внутри семьи.

***

Некоторая часть кризисов внутри нуклеарной семьи возникает в ситуациях, когда супруги пытаются построить "новый дом на старом фундаменте": создать нуклеарные отношения на основе традиций клановой семьи. В частности, держатся за иерархическую систему отношений, которая часто приводит к скрытой, а то и явной "борьбе за власть" между супругами, превращающей обоих во взаимных противников, а то и во врагов.

Еще более конфликтогенной ситуация становится тогда, когда у супругов в принципе базовые представления о семье разные и по-разному понимаются. Собственно говоря, даже если оба готовы строить партнерские отношения, но по-разному понимают тонкости и нюансы таких отношений (а также взаимных семейных обязанностей и даже семейного счастья), нуждаются в разных выражениях взаимной поддержки (и испытывают трудности с вербализацией этих потребностей) – тоже конфликта не миновать, иногда даже на самых первых порах семейной жизни.
Другая существенная группа конфликтов имеет весьма любопытную предысторию. Вначале все идет вполне позитивно: два человека проявляют друг к другу интерес (можно даже сказать – заинтересованность), начинают постепенно друг к другу присматриваться и друг друга взаимно изучать. Таким образом процесс взаимного узнавания и наблюдения становится основой эмоционального, психологического и интимного сближения. Этот процесс – наблюдать нравящуюся личность, изучать, даже вести в своем бессознательном своеобразный "дневник наблюдений" – на самом деле весьма приятен, особенно когда взаимен и шаг за шагом увеличивает интенсивность сближения.
Но вот в результате создается семья… и довольно часто новоиспеченные супруги оба прекращают изучение партнера, как бы проводя в своем внутреннем "дневнике наблюдений" жирную финальную черту. Исследование заканчивается, так как в нем уже вроде бы нет необходимости. И с этого момента супруги фактически начинают друг от друга отдаляться. Потому что с годами люди несколько меняются: причем как тот, кого ранее изучали, так и тот, кто изучал. Через какое-то время в семье оказываются живущими вместе два человека, каждый из которых ни сам не заметил, что так или иначе изменился, ни партнера уже не понимает до конца, при этом будучи убежденным, что знает и себя, и его/ее достаточно хорошо. По сути оба живут не с человеком, а с фантомом из прошлого; и постепенно это недопонимание перерастает в серьезный семейный конфликт. Естественно, в таких условиях подход "семья как психотерапевт" тоже начинает пробуксовывать: как можно эффективно помочь человеку, не зная особенностей его личности, его целей и потребностей? Часто один из партнеров (а то и оба) в подобных случаях начинают "ходить на сторону": причем не столько ради секса как такового, сколько в поисках тех самых поглаживаний и эмоциональной поддержки.

Еще, строя отдельную нуклеарную семью, молодые супруги нередко (и тоже большей частью бессознательно) остаются привязанными к собственной родительской семье, сохраняя с ней те самые клановые связи в положении подчиненного. И в жизнь молодой семьи начинают активно вмешиваться "вожаки прайдов" (мамы или папы) с обеих сторон. Причем родители в свою очередь не могут отойти от старой семейной модели, и строить свою собственную счастливую жизнь в своем "ядре": их основной задачей до сих пор является "воспитание детей", даже если дети уже выросли и построили свою семью. Возникают разнообразные попытки манипуляций в рамках отношений родителей и взрослых детей; более того, отдельное счастье молодой семьи подчас на уровне внутренней цензуры старшего поколения расценивается едва ли не как "предательство семейных интересов", потеря контроля над "ребенком" и тому подобное. Для сохранения контроля бывает необходимо, чтобы "ребенок" в собственной семье был несчастен и продолжал нуждаться в активной защите и опеке родителей: как в анекдоте "собрала вещи – и к маме!" Для этого неосознанно (а то и осознанно) провоцируются конфликты между молодыми супругами со стороны родителей обеих сторон.

И наконец, в нуклеарной семье по идее должны учитываться личные особенности каждого из супругов, а личности – опять повторю – все разные. Поэтому единых общих рецептов "как построить счастливую семью" или "как избежать семейных конфликтов" – к сожалению, нет и быть не может. Если в тех же сказках довольно много времени уделяется обычно описанию поисков партнера, а свадьбой многие сказки заканчиваются, то в реальной жизни, как правило, со свадьбы (или в принципе с создания семьи) построение общего счастья только начинается и продолжается в оптимальном случае всю семейную жизнь, изо дня в день. Но, к сожалению, у нас этому пока еще не учат ни в школах, ни в институтах; аналогично подобным опытом вряд ли могут поделиться с детьми те родители, кто до сих пор ориентирован на прежние, теряющие актуальность семейные традиции.

***

Таким образом в большинстве семей чуть ли не закономерны периодические кризисы и конфликты, которые в силу вышеназванных (и еще довольно многих) причин супругам бывает сложно разрешить самостоятельно. В том числе потому, что тематика этих конфликтов практически всегда затрагивает их эмоциональную и цензурную сферу. Здесь как раз и бывает весьма полезен психотерапевт – в первую очередь как медиатор и коуч. Для того, чтобы, во-первых, помочь супругам понять не столько друг друга, а в первую очередь самих себя (и только потом уже учиться "говорить на одном языке"), а во-вторых, чтобы обучить своих клиентов эффективному лично для них построению нуклеарно-семейных взаимоотношений.

Увы, многих современных "потребителей психотерапевтических услуг", обращающихся именно за семейной психотерапией, ввел в заблуждение классик русской литературы Лев Николаевич Толстой. Именно он написал когда-то, что-де "каждая семья несчастлива по-своему, а все счастливые семьи похожи друг на друга". И многие начинают считать, что есть несколько общих "рецептов счастья", которые важно, простите за выражение, вдолбить в голову и мужу, и жене одновременно – и всё у них будет хорошо. Причем доктор-психотерапевт наверняка назубок знает эти рецепты, и ему вовсе не составит труда "нажать нужную кнопочку" на непослушном спутнике жизни.

Однако, полагаю, следует учитывать время, в которое жил и творил Толстой. Потому что, скорее всего, писал он о той самой клановой семье, о которой говорилось выше: в такой семье действительно всё "счастье" строится по единым жестким алгоритмам. И счастливая семья в данном понимании – это семья "правильная", соответствующая определенным стандартам, с определенным укладом и распределением ролей, тоже практически для всех одинаковым. В нуклеарных же семьях счастье для каждой пары своё, и строится по-своему. При этом "авторитетное мнение некоего ученого мужа о том, как надо строить ваше счастье" здесь вряд ли поможет. Потому что мнение это – его, а счастье – ваше. И если вы хотите, чтобы кто-то помог вам стать счастливыми (причем именно стать, а не казаться со стороны), этому кому-то необходимо сначала тщательно изучить то, что понимается под "счастьем" для каждого из вас. С этого, в частности, начинается работа в моем кабинете.

Я приведу примеры некоторых "заказов", с которыми обращаются ко мне интересующиеся именно семейной психотерапией:
- "Помогите сохранить семью". Здесь приходится уточнять: если кто-нибудь из вас пока еще не подал на развод, значит, ваша семья сохраняется в том виде, в каком она сейчас есть. Другое дело, что заказчику(це) ТАКАЯ семья не нужна – но в таком случае он(а) просит сохранить то, что не нужно!.. А точнее – сохранить те отношения, которые привели к сегодняшнему кризису. Не помочь изменить что-то "там, где перестало работать", не скорректировать супружеские отношения, не разрешить явный или скрытый конфликт, а сохранить семью именно в том разваливающемся виде, в котором она находится сейчас.
- "Верните нам нашу любовь". Здесь приходится говорить, что у меня, увы, нет машины времени, и я не в силах вернуть людей в прошлое – когда они "были молодые и чушь прекрасную несли" :) Причем часто такой заказ формулируется только от одного лица – как бы за двоих. Но в реальности, как правило, имеется в виду нечто вроде "верните МНЕ его (ее) любовь". Но если ваши чувства изменились – так это еще надо разобраться – в какую сторону, может быть, как я писал в статье про Влюбленность и любовь, эти чувства просто стали зрелыми, а вы оба пока еще этого не заметили и не осознали?..
- "Объясните ему (ей), что он(а) ведет себя неправильно". Причем, как правило, звонящий подразумевает "неправильно с моей точки зрения, он(а) делает плохо мне, и велите ему(ей), чтобы он(а) плохо мне не делал(а)". Причем считается, как правило, что точка зрения заказчика самая правильная, и задача психотерапевта – только убедить в этом "вторую сторону конфликта", подавляя своим авторитетом. Например: "Доктор, объясните моей жене, что если у меня любовница – это же хорошо?" И так далее, и тому подобное.
- Еще один вид заказа на семейную психотерапию – вопросы сексуальной дисгармонии. Как ни странно – по сравнению с предыдущими тремя заказами они встречаются реже всего. Но не поэтому я их упомянул последними и никак не конкретизировал. А потому, что как ни покажется странным, сексуальная дисгармония в семейных конфликтах – одна из наименее значимых причин. Ибо, как сказал один мой уважаемый коллега, секс у человека – не в штанах, а под шляпой, и далеко не всегда "налаживание интимного общения" повлечет за собой примирение супругов в несексуальной сфере. А вот наоборот – будет намного эффективнее.

Еще есть убеждение, что на семейную психотерапию непременно нужно ходить супругам вместе. Собственно, если взять определения такой терапии, то во многих говорится сразу, что терапия семьи непременно проводится со всеми членами семьи одновременно, и при данной терапии семья расценивается как "единый организм". В идеале, конечно, оно вроде бы так -собственно, слово "супруги" по сути и значит "вместе спряженные, тянущие общий жизненный воз в одну сторону". Но считается, что ежели этот организм, условно говоря, заболел, то и лечить его надо сразу целиком. При этом, как не раз уже было повторено выше, супружеская пара состоит из двух личностей, у каждой из которых вполне могут возникнуть свои проблемы: которые подчас бывают связаны со второй половиной (один вариант), или просто такие, которые при второй половине озвучить сложно, стыдно, неудобно и т.п.. Поэтому при тех или иных семейных конфликтах, уж вы меня простите, наивно ожидать, что вот "мы с супругом придем и покажем доктору свою общую проблему, а он поможет нам ее решить".
Как ни цинично, но если бы эта проблема вправду была ОБЩАЯ – оба супруга давно бы сели бы на кухне вдвоем, безо всяких докторов, и решили бы ее к обоюдному согласию. Ибо при общей проблеме есть и общая заинтересованность ее решить, причем так, чтобы оба были довольны этим решением. В таких случаях супруги обычно приходят к некоему компромиссу, и никакой психотерапевт им оказывается не нужен.

Но совсем другое дело, если эта "общая проблема" состоит из многих проблем каждого из супругов в отдельности. В таком случае "терапия семьи в целом" в самом начале работы вряд ли даст ощутимый эффект. Да, семья – это связка двух людей, но когда начинаются проблемы – по той или иной причине связь эта слабеет. Здесь начинать надо с анализа того, что именно ее ослабляет, а не связывать людей насильно, "сохраняя семью". И вначале выявлять проблемы каждого супруга отдельно. Потому что нередко проблемы каждого супруга находятся в такой области, в которую он наедине с самим собой опасается заглянуть, а тем более в присутствии второй половинки, причем находясь с этой половинкой в конфликте. Кстати, при такой терапии я непременно говорю своему собеседнику, что второй супруг, даже если и придет ко мне отдельно от первого, о подробностях беседы с первым от меня не узнает.

Чтобы, как нередко тоже озвучивается в заказах, "помочь супругам пойти друг другу навстречу", необходимо сперва разобраться подробнее, почему они до сих пор так или иначе друг от друга отворачиваются, обнаружить в их бессознательном (сначала по отдельности) все те препятствия, которые до сих пор мешали им это сделать, и с этими препятствиями разобраться. Необходимо вначале быть не столько "психотерапевтом всей семьи", сколько медиатором в конкретном супружеском конфликте.
При этом далеко не факт, что по результатам такой семейной психотерапии семья непременно "сохранится и воссоединится". Могут быть разные результаты: люди, как две самостоятельные личности, могут и разойтись в итоге, и создать отдельно друг от друга новые, более счастливые семьи.
А также по результатам терапии оба супруга могут построить новую семью… друг с другом, только их отношения уже будут основываться на новом фундаменте. Так тоже бывает, и достаточно часто.

***

Таким образом, мой подход к семейной психотерапии состоит в том, чтобы помочь обоим супругам - обоим моим клиентам – стать счастливыми в семье: либо в новой, либо в прежней, но с новыми отношениями. И вообще "семейная психотерапия" не чинит старую семью (находящуюся на старом разваливающемся фундаменте), а помогает, если хотите, построить ее заново: на более прочной, обновленной основе. А начинается такая работа с исследования того, что нужно сделать каждому супругу в отдельности, чтобы построить свое собственное, подходящее лично для него самого семейное счастье. И уже второй шаг - как объединить эти два представления в одно, насколько это возможно, и помочь обоим супругам настроить свою систему "семья как психотерапевт".

 

    Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
    Я хочу верить жене
    Я хочу верить мужу
    Я хочу вернуть жену
    Я хочу вернуть любовь жены
    Я хочу вернуть любовь мужа
    Я хочу вернуть мужа
    Я хочу вернуться в семью
    Я хочу вернуться к жене
    Я хочу вернуться к мужу
    Я хочу вернуться к супруге

    Темы: медиация, семейная психотерапия, семейные проблемы.