ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Эмоционально-стрессовая психотерапия (ЭСП)

Дата создания: 20.12.2004
Дата обновления: 09.09.2010
Любое выраженное воздействие - уже есть сильнодействующее средство, которое принесет куда больше вреда, чем пользы, если будет выдано не по показаниям или не в соответствующей дозе. Эмоционально-стрессовая психотерапия (ЭСП) – это своего рода "хирургия в психотерапии". И потому она в любом виде должна назначаться строго по показаниям, после определенной диагностики. Потому что одних такая психотерапия лечит, а других – калечит…


 

Прежде чем говорить о сути эмоционально-стрессовой психотерапии, давайте разберемся с определением. Ибо сегодня в психотерапии этим термином обозначают подчас диаметрально противоположные вещи.


Вариант 1: 
"В последние годы в практике психотерапии стали широко использовать эмоционально-стрессовую терапию. Этот принцип включает активизацию людей, в основе которого лежит использование эмоциональной сферы создания оптимистического настроения, преодоления тоскливости, тревожности, страха перед болезнью и неверия в благополучный исход лечения. Методика эмоционально-стрессовой психотерапии направлена на то, чтобы вызвать у человека глубокую заинтересованность, увлеченность, например, творческим самовыражением личности, способствующим ему вырваться из замкнутого круга болезненных переживаний. Для чего применяется увлекательная беседа, чтение подобранной литературы, проникновение в музыку и театральное искусство. 
Слово «стресс» подчеркивало клиническое понимание того, что в основе этих душевных, преимущественно эмоциональных воздействий лежит эмоциональный стресс (в понимании Г. Селье) как более или менее выраженный подъем адаптационных, приспособительных сил, душевных и телесных. Конкретно – это различные приемы лечения оптимистическим мироощущением, искусством, творчеством, общением с природой и т. д. В последние годы особенно ясно стало, что термин «эмоционально-стрессовая психотерапия» не принимается психотерапией, обществом в таком одухотворенном смысле: в слове «стресс» слишком ощутим смысл удара." 

Вариант второй – иначе обозначается как "психосуггестивная коррекция". Иными словами – пациенту предлагается определенного рода стресс (тот самый неприятный удар), под воздействием которого внушить ему можно гораздо больше, нежели когда он находится "в здравом уме и твердой памяти". Такую ЭСП часто употребляют при кодировании (точнее, этот метод кодировщики как раз и называют ЭСП). 

Но сам метод ЭСП кратко состоит в следующем:
"Метод эмоционально-стрессовой психотерапии заключается в искусственном создании человеку кратковременного управляемого стресса, справляясь с которым, он заодно избавляется от другого, застарелого и более глубокого. "
И здесь ключевое слово - УПРАВЛЯЕМЫЙ стресс.

Да, этим стрессом можно пользоваться в психотерапевтических целях и для проживания пациентом чего-то более глубокого , и для суггестии (внушения), и для еще каких-то целей – но стресс должен быть во-первых, сугубо по показаниям и соответственно психстатусу пациента, а во-вторых – управляемый. То есть тот психотерапевт, который пациенту или группе пациентов этот стресс предлагает пережить (или заставляет делать это), должен постоянно контролировать ситуацию и иметь с каждым пациентом обратную связь (как говорят гипнологи – держать раппорт). Ибо реакции каждого пациента на этот стресс могут быть индивидуальны, и переживания могут не уйти, а наоборот, усилиться. А то и исказиться, измениться не в лучшую сторону.

И если вы ввергаете пациента в какой-то стресс - будьте любезны отслеживать и контролировать все его реакции, и отвечать за них чуть ли не полностью. Потому что в состоянии стресса (в зависимости от силы этого стресса, от глубины восприятия стресса и т.п.) человек может не совсем подчиняться своему сознанию. А к чему его приведут его бессознательные реакции (нередко ради их освобождения весь стресс и затевается) – заранее иногда знать нельзя, надо выяснять по ходу дела.

Может быть, это сильное сравнение, но: когда человека вводят в наркоз (тоже серьезно демобилизуя его сознание), за его дыханием и состоянием следит специальный отдельный врач – анестезиолог. Точно так же и при гипнотерапии, и при ЭСП, и при подобных вещах как минимум тот, кто ведет сеанс, должен следить за реакциями, чтобы пациент "не задохнулся". Вообще если так говорить, ЭСП – это "хирургия в психотерапии".
Потому в ней особо важен контроль и необходимая коррекция реакций. 

Далее: ЭСП в любом виде должна назначаться строго по показаниям, после определенной диагностики. Потому что одних она – лечит, а других – калечит. 

  • В Мастер-классе приводили такой пример из практики дамы-психотерапевта, описанный в ее же книге: доктор подводила клиенток к зеркалу и говорила: "Посмотри, какая ты уродина!" Таким, мол, образом она лечила женщин с комплексом сверхполноценности. 

Но во-первых, важно очень тщательно отличить комплекс сверхполноценности от комплекса неполноценности (как это ни странно), потом – отличить тот же комплекс сверхполноценности от адекватной самооценки (особенно в восприятии директивного консультанта, который может против своего желания стремиться "чуть-чуть макнуть пациента"…) И наконец, не каждая личностная акцентуация вынесет такое обращение: как выраженные психастеники, так и выраженные истероиды могут не выдержать такого сильного для них стресса и дать любые реакции, вплоть до суицидальных. Тот, у кого нет импульсивности (и связанной с нею быстроты ответных действий), может и домой прийти, а потом уже дать такую реакцию. Поэтому в первую очередь необходимо было изначально определить, с кем можно заниматься такими вещами, а с кем нет; кто это все легко переживет и даже воспримет не как стресс, а как милую шутку, а для кого это будет сильный удар. И даже продиагностировав и отобрав тех, кто среагирует не слишком сильно и примерно одинаково – и то следить ЗА КАЖДЫМ клиентом, за его реакциями, переживаниями, состоянием.

Еще одним примером ЭСП может являться следующее упражнение, встречающееся часто в групповой психотерапии: "писание для себя некрологов при жизни." Но что, если в этой группе окажутся те, у кого на понятии смерти, в частности собственной, "особенно сильно замкнуто", у кого на эту тему особенно сильный страх, и данный стресс окажется для него ИЗЛИШНЕ тяжелыми и практически не переживаемым, сильнее даже "животного инстинкта самосохранения"? Если в группе окажется какой-нибудь человек, который после обсуждения на публике "некролога о себе" буквально потеряет смысл жизни? У него по сути выбили почву из-под ног: оказывается, то, как он жил до сих пор – это все пустое, это все никому не нужно… Да, порой ради такого "зачищения жизненного восприятия" подобное и затевается. Но после того, как почву "зачистили", ее надо чем-то заполнить. Причем поначалу не самому клиенту – он пока еще под воздействием стресса; ему надо помочь обрести что-то новое! А вот этого-то, увы, нередко и нет.

Посему если применяется любая методика, "зачищающая под воздействием стресса старые представления", в любом случае человека нельзя отпускать "зачищенным": потеря старого смысла жизни приведет к тому, что приятным станет движение к смерти как к логическому завершению. А вот ПОМОЧЬ обрести новый смысл, аккуратно предложить те или иные идеи или хотя бы направления, где и что искать (на выходе из стресса) – это вторая неотъемлемая часть ЭСП, и без нее нельзя. Бросать на произвол судьбы прошедшего ЭСП человека может быть чревато. 

Так что повторю снова: прежде всего - точное определение показаний для ЭСП, для направления ее применения, для "степени нагнетания" самого стресса и т.п. А иначе получается, что действующее, а точнее – сильнодействующее вещество применяется раньше диагностики. И организуется больше частью "стресс ради стресса", подчас имеющий целью показать: "Вот какой я крутой специалист, вот до чего вас всех довел".

Да, высказывания психотерапевта в адрес клиента, подобные вышеприведенным "перед зеркалом", могут быть "стрессопровоцирующими и специально принижающими чьи-то переживания, чтобы люди на них не застревали". Но опять же – подход стопроцентно в лоб, априори отвергающий какие-то сформировавшиеся каноны восприятия, не всегда эффективен: когда в переживания и устои человека вот так вот "вламываются", нередко клиентом невольно  ставится "психологическая защита", не допускающая до сознания даже того дельного, что может такой "психотерапевт-работающий-прямо-в-лоб" говорить. Да, разумный "протест" против многих "непреложных истин" вполне возможен. Но извините, более тонкий. 

  • Тут вспомню про известного политического деятеля Анастаса Иваныча Микояна, который, как говорили, прожил "от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича". Есть про него такая байка: однажды, мол, вышел он на улицу, а на улице дождь. Ему говорят: "Анастас Иваныч, что же вы не взяли зонтик?" А он в ответ: "А я между струйками!" 

…Вот так "между струйками", в чем-то даже дипломатично, результативнее всего "противостоять" каким-то старым, но мешающим традициям – или помочь клиенту прийти к этому, если ему эти традиции мешают, а отказаться от них он пока не может. Но так вот бить ему в лоб, называя это даже какой-нибудь ЭСП – это может быть, помимо опасности "не рассчитать силу воздействия", просто нерезультативно: клиент на уровне предсознания поставит общую "психологическую стенку" в восприятии, и даже того дельного, что вы ему потом скажете, не воспримет. 

…Так что говоря еще раз о применении ЭСП, повторю: любое выраженное воздействие - уже есть сильнодействующее средство, которое принесет куда больше вреда, чем пользы, если будет выдано не по показаниям или не в соответствующей дозе. 


* * * 
 

ВОПРОС ПО ТЕМЕ

"Есть у меня одна знакомая. Один раз она рассказала мне о своем страхе – смерти ее ребенка. Ребенку ее было тогда года 3-4. Знакомая моя очень боялась (даже в мыслях) представить себе что произойдет, если не дай Бог, такое случится. 
Но мысли о том, что с ее ребенком может произойти какой-нибудь несчастный случай одолевали ее постоянно. И вот она решила проиграть эту ситуацию до конца: она представила, что ее ребенок умер. Ушла в ванную, включила воду и стала представлять.
Вот она смотрит на мертвое тело. Плачет. [И она на самом деле плакала, когда это представила. Рыдала. Взахлеб. Но она раз решила до конца все это дело «проиграть», то на этом моменте не остановилась, а пошла дальше.
Наступает момент похорон. Потом прощание на кладбище. Последние минуты. Здесь уже рыдания «на полную катушку». Тяжело дышать. Боль.
А затем гроб опускают в могилу и начинают забрасывать землей. Больше она уже никогда не увидит его. [Уже не осталось сил на слезы. И вообще не осталось никаких сил. Она устала!
Вдоволь наревевшись, знакомая вышла из ванной и как бы на этом все закончилось. 
Через некоторое время она рассказала о своем «проигрывании» своим подружкам – девушки учились на психфаке. Те одобрили – "главное, что все было сделано до конца". 
У меня до сих пор остаются сомнения – а до конца ли была проиграна эта ситуация? Или просто она закончилась с наступлением физической усталости? Но скажу сразу: я не знаю, что стало со страхами этой моей знакомой - прекратились они или нет. Но мне кажется, что может быть, не было такого действительно серьезного страха, который вот легко за «один сеанс» улетучился… "


…Действительно, в этом случае проработка страха скорее всего не завершена, ибо прошла не до конца. Что значит в подобных случаях "проработка до конца" – можно сформулировать так: если человек представил, как он будет жить после всего наступившего, и увидел при этом некое для себя ПОЗИТИВНОЕ будущее.
Ну например, один из многих вариантов: женщина представляет себе, что она после похорон вышла на работу, сотрудники ей принесли соболезнования, а начальник поручил ей новое задание. Она, делая его, познакомилась с каким-то мужчиной (если она одинока и ребенок был для нее единственным родным человеком), они стали общаться, оказались друг другу небезразличны, потом решили создать семью, родили новых детей…
Или как-то иначе (опять-таки с частичной внешней коррекцией, чтобы не было однозначного сценарного программирования) – может быть, без мужчины, без детей, но с иными каким-то обретениями, ценностями и смыслами жизни. 

И в любом случае – проработка должна заканчиваться ПОЗИТИВНО, а не негативно: "А теперь я устала плакать и больше у меня в жизни ничего нет…"
Так что не совсем грамотно это было сделано. И если бы вправду была бы подобная фобия - она бы не прошла. 
Однако у вашей знакомой страх наверняка если не прошел, то существенно уменьшился. И могу предположить, почему.

Общая схема для многих женщин с подобными страхами и с определенными личностными особенностями примерно такова.
В первую очередь, они в силу разных причин (в основном – в силу второй группы мотиваций, а в ее рамках – либо выраженной фемининности, либо выраженной эпилептоидности, либо некоторой психастении, провоцирующей "комплекс отличника", и т.п.) зависимы от тех общественных стандартных представлений, которые в их актуальном социуме имеются. И стремятся в них вписаться и им соответствовать даже вопреки логике, на чуть ли не бессознательном уровне. 

  • Один из таких распространенных постулатов – "Женщина должна быть матерью, иметь детей, и при этом мать ради ребенка должна пожертвовать всем, в том числе всеми личными желаниями и т.п., и все свое время, все свои помыслы отдавать ребенку, и жизнь свою строить только вокруг ребенка".

А с другой стороны, женщины, о которых мы говорим в общем, сами по себе выраженно истероидны и экстравертивны. И просто физически не могут ради ребенка игнорировать свои насущные потребности "куда-то ходить, где-то перед кем-то показываться, привлекать внимание к себе, общаться" и т.п. А при наличии вышеупомянутых шаблонов логически разрешить эту ситуацию – скажем, ходить куда-то вместе с ребенком – тоже не может: "с ребенком этого нельзя, ему еще рано, он заразится, простудится, с ним еще что-нибудь случится"… В общем, нельзя, и все. Так говорит общество, в том числе достаточно значимые для женщины личности. 
Но при этом расхождении у женщины идет внутреннее провоцирование страха "Я плохая мать, я не соответствую общепринятым нормам". Уже на этой почве у нее вполне может появиться опасение " а вдруг с моим ребенком что-то случится, какой-то несчастный случай – потому что я такая плохая мать". Истероиды вообще очень эмоциональны, а такое существенное несоответствие внешним критериям именно в заданных рамках - почва как минимум для невроза . Потому что для женщины актуально хотя бы числиться хорошей матерью, а она никак не может отказаться от своих естественных личностных потребностей… А с другой стороны, при наличии страха "раз я плохая мать, именно с моим ребенком что-нибудь случится" возрастает напряженность еще и потому, что "потерять статус матери – тоже плохо перед обществом". 

Но о втором ребенке в случае чего истероидная женщина даже при проработке методом эмоционально-стрессовой психотерапии может не думать: она с первым-то намучилась… Ей для такого выхода надо сначала научиться адекватно относиться к шаблонам общества и при необходимости сочетать внешние требования со своими потребностями – а то и некоторые дезадаптивные для нее шаблоны вообще игнорировать.

Однако порой, чтобы чуть ли не инстинктивно обезопасить себя от нагнетающегося невроза, такие женщины с выраженной истероидностью поступают иначе: так же, как и (предположительно) ваша знакомая. Она прежде всего всем рассказывает, что у нее есть-де подобный страх, "что ее ребенок умрет". Ведь в социуме, где любят и считают закономерным отоваривать психологические купоны, подобный страх однозначно оценивается как "признак ХОРОШЕЙ матери" – вон она как за своего ребенка беспокоится! (То, что это страх невротический и ребенку только вредит – в расчет чаще всего не берется). Так что иногда на самом деле этот страх больше внешний, именно как защита от претензий того самого общества: вот, мол, как я о ребенке пекусь! И о подобном страхе подчас рассказывается тем больше, чем больше поглаживаний требуется женщине, что она "все-таки хорошая мать".

А потом женщина устраивает себе подобную описанной вами "проработку" (которая часто становится просто поводом для эмоциональной дамы сбросить свои накопившиеся эмоции, поплакав в ванной). А потом, сбросив накопившееся внутри свое эмоциональное напряжение, получает новый повод "всем хвалиться, какая она умная и сильная – сама с ТАКОЙ ЖУТКОЙ проблемой справилась!" То есть у нее теперь достаточно выгодная позиция: она перед теми, кому хвалилась, может выглядеть "вполне хорошей матерью". 

У нее не то что совсем нет страха за ребенка – нет, он есть, точнее – был, но "она как личность сильная сама эту проблему решила". Таким образом женщина какое-то время может не переживать, что ей сложно со своими личностными потребностями "соответствовать образу хорошей матери": она эту оценку на какое-то время уже получила. А как только оценка ослабеет, можно будет подобное еще повторить – столько раз, сколько понадобится… 


* * * 

...То есть опять возвращаюсь к тому, что перед "лечением" любого страха опять-таки нужна диагностика: что это за страх, какова его природа и причины возникновения, чем он вызван в конкретной ситуации (ведь как видите, даже одинаковые страхи могут возникать по разным причинам), а потом уже – решать, какой метод подойдет для "лечения". И если таковым методом будет эмоциональный стресс – то непременно УПРАВЛЯЕМЫЙ и доведенный "до логического позитивного конца". 

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу забыть о стрессах
Я хочу научиться избегать стрессов
Я хочу научиться уходить от стрессов
Я хочу перестать испытывать стресс
Я хочу преодолеть свой стресс
Я хочу справиться со стрессом

Темы: виды и методы психотерапии, эмоционально-стрессовая психотерапия.