ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

О проблемах и преимуществах психастении

Дата создания: 11.06.2006
Дата обновления: 25.09.2015
Психастения позволила людям, пусть и не всем, накапливать знания и вообще в них нуждаться. У таких людей существует выраженная потребность учесть максимальное количество "ветвления развития ситуации"; собирать не только основные сигналы, но и множество "дополнительных", побочных, неявно выраженных. И чем дальше развивалась наука, тем более востребованным и реально используемым оказывалось это свойство личности...



Описание психастении в рамках личностных акцентуаций по MMPI (СМИЛ)
 

Начинать говорить о психастении полезно с происхождения её как акцентуации. С тех же первобытных людей, среди которых наряду с решительными и быстрыми охотниками (импульсивность), с шаманами и учителями (истероидность) и с теми, кто способен делать что-то долго и сперва безрезультатно, никуда не сворачивая (эпилептоидность) – нужны были следопыты. Те, кто умеет наблюдать, сравнивать, анализировать, делать выводы и формировать прогнозы. Условно говоря – те, кто может предсказать, кто выскочит из-за ближайшего куста: мамонт или саблезубый тигр, и к чему быть готовым даже самым быстрым и решительным охотникам.
Это и были психастеники.
Во многом психастения имеет свои возможности в силу высокой сензитивности (восприимчивости), и там, где психастеники полезны, их берегут, в том числе учитывая эту самую восприимчивость. Более того, в первобытных племенах именно психастеники были основными вождями, так как могли предсказать, как и где можно добыть пищу.

Но с переходом к земледельческой системе качества психастеника стали неактуальны. Более того:  психастеник тяжело вписывается в иерархическую систему. Кроме того, что ему постоянно нужна новая информация (а информация – в порожденной земледелием иерархической системе привилегия старших, а кто хочет постоянно учиться и никак не скажет "теперь я знаю всё и сам могу учить" – тот в такой системе вечный Дурак), но еще человек думающий и анализирующий опасен для иерархической системы как таковой. Ибо в этой системе поклоняться иерарху полагается бездумно, просто потому, что так положено. Слушаться старших тоже полагается бездумно, даже если старшие несут, мягко говоря, не самую логичную информацию. И если у кого-то в отношении подобных устоев возникают вопросы типа "А почему так надо, какие к этому логическое основания?" – это становится угрозой для позиции иерарха, потому что как только так начнёт думать один – к нему может присоединиться второй, пятый, десятый, сотый… и так далее. В том числе и поэтому всех, кто имеет тягу к такому анализу, в социумах, основанных на жёсткой иерархии в любых видах, объявляют инакомыслящими, а то и сумасшедшими, и прячут в соответствующие учреждения, лишая дееспособности и как бы отвращая остальные массы от того, чтобы прислушиваться "к этим ненормальным".

Потом, довольно часто психастеник, пользуясь своими способностями, неожиданно для себя может стать неформальным лидером, и люди пойдут за ним, а не за лидером официальным, который ничем своё лидерство не подкрепляет. Этим тоже носитель психастении может быть опасен для иерархической системы.

Да и вообще человек, который может "предсказывать будущее", довольно часто пугает людей, и его считают "опасным для общества" и уничтожают – особенно если его прогнозы начинают сбываться. Опять же, подобное уничтожение происходит чаще всего там, где "предсказывать" может лишь тот, кто облечён достаточной властью, а не какой-то там вечный Дурак.Психастенику бывает чрезвычайно сложно найти себе психотерапевта: потому что большинство терапевтов, следуя массовым запросам, на заказы вида "Я не знаю, как жить" – отвечают: "Я сейчас тебе скажу, как тебе жить, записывай!" Но это опять будет чужая жизнь, к сожалению.

Одним из главных желаний психастеника является желание все рассчитать, все проанализировать, от всего подстраховаться. А если есть хоть опасность, которую предусмотреть заранее сложно - он чаще всего предпочтет в это дело не соваться вообще. Поэтому психастеника очень часто называют "перестраховщиком". И смеются над ним - мол, он припасает соломки там, где вообще нет вроде бы никакой вероятности упасть! Однако часто оказывается, что именно здесь падение возможно, причем именно в то место, куда психастеник соломки и подстелил. Дело в том, что у него вообще повышенная чуткость к опасности, повышенная восприимчивость даже мизерных, не ощутимых другими "сигналов" надвигающейся беды или конфликта.

Все живые существа так или иначе вынуждены "прогнозировать развитие текущей ситуации", начиная с той же амебы: если где-то впереди "пахнет кислотой" – значит, там впереди будет неприятно – значит, нужно от этого направления удирать. И наоборот, если где-то впереди пахнет едой – значит, там будет приятно – значит, надо туда скорее двигаться. 
А более сложные виды, общаясь с внешним миром, чаще всего предполагают развитие текущей ситуации по принципу "После того – значит, вследствие того". И чем животное все-таки примитивнее, тем "анализ развития событий" краткосрочнее (между связываемыми друг с другом сигналом и результатом времени все меньше) и тем труднее выяснить и увязать реальную причинно-следственную связь событий. Ибо далеко не всегда что-то с вами произошедшее имеет причину, лежащую здесь же во времени.

По мере усложнения нервной системы анализируемый промежуток между сигналом и результатом может увеличиваться, и в расчет и анализ принимается уже бОльшее количество событий и явлений, воспринимаемых как сигнал к каким-то другим событиям.
При этом у каждого вида свой уровень переполнения восприятия, зависящий от степени развития нервной системы – это вроде бы естественно. У приматов (к коим относится и гомо сапиенс) самый высокий объем воспринимаемой информации (от чего прямо зависит способность к обучению и вообще к установлению различных причинно следственных связей). 
Однако и внутри одного и того же вида порог восприятия количества тех или иных событий, явлений и вариантов причинно-следственных связей тоже разный! В частности, у разных людей разная потребность воспринимать такую информацию и разная способность перерабатывать ее и связывать в многозвенные цепочки. 

Говоря уже психоаналитическим языком, система "после того = вследствие того" – это бессознательная система связи событий. Общая для животных и человека. Собаки, например, оценивают и прогнозируют обстановку в основном точно так же. 
И когда субъект обучается прогнозировать развитие ситуаций "в первом приближении" по принципу "после = вследствие", и что существенно, при этом его прогнозы совпадают с реальностью – то все и хорошо. Ничто его не тревожит и не беспокоит. Но чем длиннее "причинно-следственная цепочка", тем вероятнее, что итоговый спрогнозированный результат не совпадет с предыдущим опытом. И вот тут возникают неожиданные для субъекта и подчас весьма фрустрирующие его события.

Как избежать такой фрустрации?
Грубо применяется два варианта.
Первый вариант – не строить таких длинных цепочек, думать "только о том, что вижу" – иначе говоря, жить про принципу "здесь и сейчас". Ведь как правило, все короткие прогнозы, рассчитанные на маленькие промежутки времени, совпадают с реальностью. Так решает эту проблему человек с одной структурой личности (в которой преобладает импульсивность).
Люди, не делающие долгосрочных прогнозов, в общем ни о чем не тревожатся. У них все совпадает с их ожиданиями А что они зачастую не видят дальше собственного носа – это их не волнует. И то, что там, "за границей собственного носа", их поджидают какие-то неприятности – тоже их не заботит. Пока они не подойдут к этим неприятностям ближе и не упрутся в них вплотную. Но пока их психика не занята анализом всяческих ветвящихся вариативных событий, и они могут быстро отреагировать на бОльшую часть внешних сигналов.
Такие люди, поскольку обычно не строят долгосрочных планов, всегда уверены в себе по крайней мере на ближайшие 10 минут. 

У людей с другой структурой личности, в которой преобладает психастения, наоборот, существует выраженная потребность учесть максимальное количество "ветвления развития ситуации"; собирать не только основные сигналы, но и множество "дополнительных", побочных, неявно выраженных. И на основе всего имеющегося устанавливать причинно-следственные связи.
Но одной потребности в сборе большого количества дополнительной информации для точных прогнозов, увы, недостаточно! Потому что очень часто даже скрупулезно устанавливаемые связи, опираясь на тот же примитивный и нелогичный принцип "после того = вследствие того", оказываются несостоятельными и приводят к такой же, если не бОльшей, фрустрации.

И чем больше у психастеника логики, интеллекта, аналитического и прогностического мышления - всего того, что Эрик Бёрн называл "субличностью Взрослого", - тем больше он накапливает новых причинно-следственных связей, заменяя ими несостоятельные старые цепочки, но анализируя при этом и прошлые шаблоны.

Важно еще учитывать, что психастения – это свойство преимущественно человеческой личности. Животные чаще всего опять-таки пользуются первым вариантом действия – используют только краткосрочные прогнозы и не тревожатся по поводу возможной фрустрации. И у животных всегда имеется какой-то рассматриваемый активный сигнал, который либо разрешает, либо запрещает им делать тот или иной следующий шаг.
И можно сказать, что психастения – это задаток будущей аналитичности человека, но не сама аналитичность как таковая. Логическое анализирование – это на самом деле не основное свойство самого психастеника, а основное средство его адаптации. 

Психастения как акцентуация формировалась в ходе эволюции головного мозга, но опять же - внутри каждого вида эволюция тоже идет неравномерно! Иными словами, мозг развивается и формируется не у всех одинаково. В процессе формирования личности психастения могла либо накапливаться, либо наоборот, не развиваться вообще. Таким образом, умение строить многозвенные цепочки свойственно не всем людям, а раздается в виде некоей "лотереи" – разумеется, с учетом наследственности и особенностей окружающего социума, воспитания и т.п.

Но с другой стороны, психастения сама послужила основной для "эволюции интеллекта", заставляя все больше людей отрываться от принципа "после того = вследствие того" и перейти к анализу реальных причинно-следственных связей. Психастения позволила людям, пусть и не всем, накапливать знания и вообще в них нуждаться. И чем дальше развивалась наука, тем более востребованным и реально используемым оказывалось это свойство личности (в совокупности с развитым Взрослым).

И по поводу "внутреннего стержня психастеника".
Если субъект живет по принципу управления извне – ему по большому счету никакой внутренний стержень не нужен. Куда велит сигнал, туда и иди. 
Если же субъект опирается в основном на "управление изнутри" – то протяженная цепочка для прогнозирования строится в основном затем, чтобы субъект удовлетворил свою потребность в "получении результата, который он сам понимает как результат".

  • К примеру, если такому субъекту надо из точки А попасть в точку Б – он будет долго и кропотливо разрабатывать маршрут: и если дорога из А в Б единственная, то импульсивный человек придет туда быстрее, чем психастеник : ведь пока еще последний всё спрогнозирует… А если не одна, то еще неизвестно, кто опередит.

Так у психастеника возникают "ветвящиеся цепочки событий", которые одновременно являются источником дополнительной фрустрации в случае, если они "рвутся и не состыковываются". Однако, как вроде бы ни странно, - данная фрустрация все равно не отменяет конечной цели психастеника. Да, он может временно прекратить осуществлять свои ближайшие планы, пусть даже надолго; но его личная конечная цель все равно останется прежней. Вообще чем психастеник Взрослее (в бёрновском плане), тем его глобальная цель "многослойнее и многосмысленнее" (хотя он сам четко не всегда может это для себя отразить), и тем может оказаться сложнее сесть ему на шею в этом плане.

"Внутренний стержень" психастеника – это его внутренняя мораль. Говорят ему, например, "иди и убивай" – если он считает, что убивать нельзя, то он не пойдёт. Он способен ослушаться любого начальника, предлагающего ему то, что расходится с его собственными представлениями о допустимых поступках, в том числе с его личными прогнозами "Если я это сделаю, плохо будет всем, и в том числе мне самому".

И что еще важно - цели, их специфика, формирование и постановка, зависят еще и от жизненных мотиваций, и от наличия пресловутого интеллекта - у всех акцентуаций. Так что в плане разговора о психастении мы можем говорить только об определенной специфике постановки таких целей и о специфическом к ним отношении. 
Но некоторые психастеники сами могут переориентироваться в своих целях, сменив их на более адаптивные, если их ознакомить с принципами такой переориентации (каковые принципы они чаще всего активно ищут сами).
Причем поменять психастенику цель "директивным велением извне" нельзя. Если на него в этом плане грубо давить (а не предлагать ему анализировать несостоятельность той или иной его установки) – вот тут его как раз и можно сломать (то есть он убедится, что в данных условиях реализация его цели невозможна, а другой у него нет).

Посему и получается, что основное средство адаптации психастеника - это развитие его Взрослого во всей его неоднозначности: логическое мышление, знания, интеллект в общем. И как одна из разновидностей "помощи в накоплении необходимых сведений, в том числе и о себе и своей личности" - консультативная работа с психотерапевтом. Именно консультативная, включающая в себя непременно содействие самого клиента в анализировании его проблем и работе над ними.

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу выяснить причины неуверенности
Я хочу выяснить причины тревоги
Я хочу быть адекватным
Я хочу быть богатым
Я хочу быть женщиной
Я хочу быть здоровым
Я хочу быть знаменитым
Я хочу быть любимым
Я хочу быть матерью
Я хочу быть мужчиной

Темы: психастения, психологическая грамотность, структура и качества личности, черты характера.

Логин

Пароль