ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Личность и власть

Дата создания: 19.01.2005
Дата обновления: 15.05.2017
Для одной личности работа по достижению и удержанию власти, в том числе с позиции примитивной справедливости - его чуть ли не основная личностная сущность, для него эта борьба так же естественна, как дыхание. А для другого достижение и удержание власти - тяжелая работа, шахматная партия, напряженный интеллектуальный труд...


"Для чего люди стремятся к власти? Я могу понять ситуацию, когда у человека есть цели в жизни, которые он хочет воплотить в жизнь - и тогда, если для достижения этих целей необходимо большое (ну или не очень) количество людей, которых надо организовать - ну вот это я понимаю. А просто власть ради самой власти, когда ничего СВОЕГО у человека нет? Ведь это обременительно?"

Из материалов работы Мастер-класса





Часто говорят, что разум управляет инстинктами: по крайней мере, должен. Должен ли, и всегда ли может? Фактически получается наоборот: инстинкты стимулируют разум.

  • Вот чувство голода - инстинктивное. И подчас не так уж сильно контролируемое. Во многом именно оно заставляет человека использовать свой разум - например, выполнить какую-то интеллектуальную работу, получить за нее деньги и купить себе еды. Или в принципе подумать о том, как заработать денег и купить еды. 

Говоря в общем - весь разум и вся (по Э.Бёрну) "субличность внутреннего Взрослого" по большому счету стимулируется бессознательным, и в основном - этими самыми инстинктами. Они, скажем так, первичны, они побуждают к деятельности. Иначе говоря, в основе всего - то самое пресловутое бессознательное, неконтролируемая область чувств и ощущений. Потому в какой-то мере люди давно уже интересуются именно психоанализом - стараются понять эту область и в частности выдаваемые ею стимулы к тому или иному поведению.

Потому и не стоит людям страдать так называемым "видовым шовинизмом" и говорить, что животные - низшие существа, а человек - высшее, потому что он разумный. Человек - такое же животное, так же мотивируемое инстинктами. Да, у него вроде как есть сознание, да и то не у всех: иные личности ограничиваются только общественной цензурой, которая в первом приближении и у некоторых животных имеется. 

Говоря о соотношении сознания и бессознательного, некоторые психоаналитики приводят еще такой пример. 

  • Если представить совокупность сознания и бессознательного в виде айсберга, то как известно, у него есть подводная и надводная часть. Провокационный вопрос: что из этого сознание, а что бессознательное? Обычно сразу отвечают, что-де подводная часть - бессознательное, а надводная - сознание. Однако не совсем так. И подводная, и надводная часть - это всё бессознательное, вот такое оно огромное. 

Подводная (бОльшая) часть - это совершенно неосознаваемые и неконтролируемые вещи (типа перистальтики кишечника, или, скажем, определения количества желудочного сока, которое организму необходимо выделить для переваривания того определенного бутерброда, который лежит сейчас перед вами на столе). Это все, что человек не может взять под свой сознательный контроль, да и не должен, и не нужно это.

Надводная часть айсберга - это тоже бессознательное, однако уже то, которое "более на поверхности": цензура общественная, цензура личная, предсознание и прочие подобные вещи. Это вся мотивация поступков, которые совершаются "потому что так надо", а не потому, что это оправдано логически. Это человеческое поведение, которое формируется, не задумываясь - как, что, почему, для чего? Иногда подобное вполне оправдано (как например, общепринятое социальное табу не убивать себе подобного и т.п.), а иногда уже кое-где и мешает.

Когда такие вещи приходится говорить на приеме, многие бывают шокированы: "А где же наше сознание?" 

  • …Если опять-таки сравнивать это все с айсбергом, то если помните, на вершине айсберга бывает такой пушок снега - его вершина слегка этим снегом припорошена. По крайней мере в количественном соотношении это и есть сознание. Причем снежком могут быть припорошены не обязательно все айсберги.

Шутки шутками, а количественное соотношение на самом деле примерно таково. Несоизмеримо бОльшую часть и скрытых функций организма, и поступков личности определяет бессознательное и цензура. И только очень малая часть осознается и анализируется.

Кстати, речь не идет о том, чтобы поставить все внешние поступки человека под контроль сознания. Проблема возникает тогда, когда у сознания отнимается даже то, что ему бы доверить хотя бы в рамках совещательного голоса. И сложности обнаруживаются, когда полученный результат ну совершенно не соответствует ожидаемому. 


* * * 


Однако если не отклоняться от темы, то первый постулат такой: бессознательное - основа чуть ли не всех человеческих мотивов, в этом плане человек похож на ту амебу, о которой говорилось в материале о сублимации.
А теперь переходим собственно к разговору о власти, в которой система неосознаваемых мотиваций плюс так называемое иерархическое мышление играет довольно большую роль. 

…Еще в эпоху динозавров постепенно стала царить так называемая гигантомания, в основном поначалу для того, чтобы выжить: кто крупнее и соответственно сильнее, тому должно больше достаться еды, и того менее вероятно съедят самого. Однако было бы неверно говорить, что гигантские виды ящеров властвовали над остальными: они доминировали. А это вещи разные. Да, тот, кто больше и сильнее - тот, как правило, доминант. Он может идти, куда хочет, и есть то, что хочет. Но при этом он не всегда способен подвигнуть других на какие-то поступки и действия. К примеру, на то, чтобы другие добывали ему еду. Тут гигантомания оказалась тупиковой ветвью, потому что без умения и возможности организовать участие группы в совместной охоте гигантскому доминанту стало в конце концов сложно набрать столько еды, сколько ему нужно. Вот они и вымерли.

То есть выжить (а точнее, жить неплохо без лишних сложностей) в природе только с позиции силы - нельзя. Нужно что-то еще, что позволит организовать другие виды помогать гиганту в выживании и по большому счету - в обеспечении ему достаточно комфортного уровня жизни. 
Именно поэтому в стае любой вожак, предводитель и т.п. должен быть, как я уже не раз говорил, не только сильным, но и "справедливым". Пока я не зря взял это слово в кавычки: потому что справедливость справедливости рознь. Все зависит от ее понимания в конкретном социуме. 
Во всяком случае, от вожака требуется не только превосходство в физической силе, но еще и некое умение управлять и в чем-то брать на себя ответственность. Как писал известный этолог В.Р. Дольник, сразиться с леопардом - это "привилегия" именно вожака стаи обезьян (как понятно, привилегия эта сомнительная). 

Таким образом справедливость в самом примитивном понимании означает:  кто самый крупный, кто самый сильный - тот должен защищать остальных. В частности - брать на себя самые сложные перипетии существования стаи. 

Однако другим аспектом такой примитивной справедливости является то, что за подобную обязанность вожак должен получать и свои дивиденды. Ему положен самый вкусный и большой кусок еды, и питаться он должен самым первым: он же должен чем-то обеспечивать свою физическую силу, вдруг еще раз придется драться с леопардом? И остальные члены стаи кормят его лучшими кусками в основном затем, чтобы он и из следующей битвы с большей вероятностью вышел победителем и всех остальных избавил от этой проблемы. 

Но при этом у вожака тоже есть своя заинтересованность "заботиться" об остальных членах стаи: делиться с ними (когда насытится) своей пищей, обеспечивать ту же защиту - в общем, всячески показывать, что он не зря поедает самые вкусные куски. Ведь если вожак будет плохо выполнять возложенные на него функции, в том числе заботу о прочей стае и ее защиту - стая от него разбежится и начнет кучковаться вокруг других особей, пусть даже менее сильных, но более в их понимании "справедливых". А он окажется генералом без армии, который гарантированно, будучи одиночкой, при самой развитой своей силе будет слабее организованной группы и останется в биологическом проигрыше.

Таким образом, вожак выказывает стае свою защиту и за это имеет некоторый комплекс преимуществ: как вкусный кусок в первую очередь, так, скажем, и возможность спариваться с любой самкой, которая ему понравится, и как только ему захочется. Вроде бы - для того, чтобы оставить крепкое сильное потомство от отца, находящегося на самом выгодном пищевом рационе. Но мы говорили в той же статье о сублимации, что у многих видов спаривание связано не только с потомством, сколько еще и просто с физическим удовольствием.

И определенным особям на уровне инстинктов власть оказывается приятной: она дает гарантированную возможность насыщения (подчас тогда, когда остальные члены стаи живут впроголодь), право на самку (тогда, когда у многих других членов стаи - тех же молодых самцов - нет пары), и т.п. 

Но при этом столь же инстинктивно вожак "знает" (в кавычках - потому что далеко не всегда это ощущается посредством интеллекта), что как только он перестанет проявлять некоторую справедливость по отношению к другим членам стаи - он тут же может лишиться всех своих преимуществ. Посему он постоянно должен (пусть во многом не реально, а показательно) "заботиться об остальных". Подчас самому-то вожаку не хочется этим заниматься - но приходится.

Конечно, если остальным членам стаи физически некуда разбежаться - можно проявлять меньше справедливости и больше просто силы. То есть при ограниченном ареале обитания и ограниченных пищевых запасах отношения в стае больше тяготеют к откровенной диктатуре. Но куда чаще вожаку приходится удерживать группу (стаю) у себя в подчинении как минимум демонстрацией  той справедливости, которая понятна на уровне стаи. То есть - "справедливости по понятиям". 

Да, говоря о демонстрации справедливости со стороны вожака, можно снова отметить, что ее понимание бывает разным. И проблемы властителя возникают там, где эту справедливость оценивают люди с интеллектом, склонные пользоваться в том числе и своим "снежком на вершине айсберга". 


* * * 


Так вот, вернемся к тому, что на самом базовом уровне в среде людей как "животных с разной степенью проявления разума" имеется тот же постулат, что "если хочешь получать набор определенных биологических ценностей - вкусную еду, любую самку, теплую пещеру и т.п. - тогда бери власть". И те представители гомо сапиенс, для которых, во-первых, именно эти ценности наиболее значимы, а во-вторых, которым понятна эта система примитивной приземленной справедливости - вот те полагают, что добиться желаемого можно только с позиции власти. И на том же неосознаваемом уровне к той или иной власти стремятся. 

И чтобы добиться и удержать власть, нужную на подспудном уровне, такой человек подчас применяет разум как "служебную функцию". Причем тут не важно - либо свой разум, либо чужой: подчиненных, например. И в основном этот разум направлен на то, как продемонстрировать "низшим членам стаи" заботу властителя о них.

  • Например, президент какой-либо страны накладывает вето на закон, предложенный парламентом. Причем закон этот откровенно драконовский, неоправданный, слишком ущемляющий "простой народ". И вот президент этот "несправедливый закон" запрещает - чтобы показать свою справедливость, в том числе и на уровне логического понимания, если речь уже идет о цивилизованной стране. Но при этом бывает, что парламент выдвигает этот закон как раз с подачи президента и его администрации. И вовсе не затем, чтобы такой закон прошел, а затем, чтобы президенту было что запретить "ради блага его народа". Показав тем самым, как он справедлив и как печется о благе своих граждан. 

Если он не будет это показывать - его подчиненные граждане от него разбегутся, восстанут или переизберут. А иногда и разбегаются, и переизбирают, когда вожаку не хватает умения (и в частности своего или чужого разума) демонстрировать свою справедливость так, как это необходимо. 

И увы, подчас понятие справедливости даже у президентов расходится с его же бессознательным.

И любая "маленькая войнушка" выгодна властителю еще и тем, что по сути это экстремальная ситуация, в которой можно сплотить подчиненных вокруг себя и против кого-то, против имеющегося внешнего врага. А если внешнего врага нет, бывает полезно его придумать. 

...Итак, терять власть - хотя бы немного - подобной личности неприятно на уровне бессознательного. И даже если потеря какой-то части власти оправдана стратегически, логически и т.п., она все равно неприятна. Тут перевешивают инстинкты, а разум только на службе: слушают его - значит, слушают. Не хотят слушать - значит, не хотят.


* * *

...Для личности, стремящейся к власти как единственной системе выживания, в "пирамиде власти" существует одно направление движения - прямое и только вверх. Как шутил Николай Фоменко, "нашел свое место в жизни и жди, когда оно освободится". (А подчас ожидание превращается в прямое или косвенное подсиживание занимающего это место). Да, если не столь доминирует потребность и если достаточно разума (или хитрости), чтобы преодолеть эту прямую негибкость мышления - человек может пойти вверх некоторыми обходными путями. Но и тогда для него не будет пути назад. Шаг назад (даже если для дополнительного разбега) на пути по пирамиде власти для такой личности инстинктивно неприятен, опять-таки даже если это оправдано логически. Это - если не катастрофа, то сильно болезненная процедура. И многие срывались с этой пирамиды (иногда в элементарную алкогольную зависимость) оттого, что "не перенесли" такого шага назад. Пусть даже сделанного и "на время".

И такой человек вовсе не берет на себя ответственность, беря власть. Он, скажем так, согласен нести бремя этой ответственности или изображать ее ради самой власти, ради ее привилегий, которые для него является самоценностью.

Как игрок, начиная играть, не думает о проигрыше – также и стремясь к власти, человек подчас не думает об ответственности, которая с властью непременно сопряжена, которая на посту властителя непременно наступит или к которой властителя призовут. И когда ответственность наступает - она тоже ему неприятна. В том числе еще и потому он идет по пирамиде власти вверх: чем выше его позиция на ней, тем меньше у него начальников сверху, перед которыми он реально должен отвечать. А перед подчиненными он и подавно отвечать вроде как не обязан.  

  • Если что случится - виноват какой-нибудь "крайний" из ближайших подчиненных, а начальник может его за это примерно наказать и тем самым вновь "продемонстрировать справедливость и заботу о народе". И чем выше позиция подобного начальника - тем больше у него выбор таких "крайних", чтобы самому в общем-то ни за что не отвечать. А заодно и продемонстрировать справедливость (причем справедливость опять же довольно-таки примитивную: не поощрить тех, кто сумел избежать того или иного казуса заранее, а наказать тех, кто казус допустил.) 

И иерархически мыслящие родители сегодня часто тяготеют к мегасемье в основном из-за такого же инстинктивного стремления к власти. Те мамы-папы, у которых нет такой иерархической внутренней системы, спокойно (в том числе на уровне логики) дают детям определенную независимость. Причем по возможности пораньше: чтобы "обучение самостоятельности" шло вначале с ненавязчивой помощью. А когда ребенок вырастет - чтобы уже многое умел сам. Иерархичные же родители, особенно выраженные, часто даже боятся подумать, что их дети когда-нибудь обойдутся без них.

Человеку с иерархическим мышлением в принципе неприятно отпускать от себя кого-то, над которым он поначалу был полностью властен, и кто в его представлении был чуть ли не его собственностью. Да, часто удерживать власть над выросшими самостоятельными детьми трудно, приходится тратить много сил, эмоций, переживаний. Идет та же война, так же логически неоправданная и неосознанная: "Пусть мой ребенок будет меньше меня любить оттого, что я его держу под своей опекой и контролем, но даже при таком раскладе мне отпустить его неприятно и страшно. Пусть я растрачу на его удержание около себя все свое здоровье, нервы, силы, пусть мне будет тяжело и плохо, пусть я умру раньше времени, но этот кусок власти не отдам".

...Стремясь к власти, человек с иерархическим мышлением поднимается по ступенькам упомянутой пирамиды, причем линейно. Со временем он достигает своего так называемого уровня некомпетентности (выше которого уже не может подняться), и застревает там.

И тут есть одна особенность в определении этого уровня. Говоря о "карьерной лестнице", мы говорим о некоей дискретной структуре с определенными "ступеньками". Нередко бывает так, что последняя возможная ступенька для конкретной личности оказывается выше возможностей данной личности, тогда как предыдущая была явно ниже этих возможностей (за счет чего человек и поднялся на один уровень вверх). Но между этими ступеньками нет промежуточного варианта: в итоге с должности, на которой некто был более чем компетентен, он поднялся на должность, для которой его компетентности не хватает. Но этой нехватки не признает, потому что сделать шаг назад ему, как уже говорилось, тяжело и неприятно. А то и просто невозможно.

Для такой личности и тут не существует сомнений "идти на этот более высокий уровень или не идти, справлюсь или не справлюсь"? Для него важнее встать на очередную ступень "пирамиды власти", "а там посмотрим". И даже если логически он явно с новой должностью не справляется - он все равно будет держаться за нее всеми силами. Мало того - несмотря на недостаточную компетентность, он может мечтать еще подняться, но у него уже сил не хватит для этого. Значит, остается одно: любой ценой не сделать шага вниз. И вот еще один способ "держаться за эту ступеньку" - исключить на этой должности любое свое спонтанное творчество, поступать четко в соответствии с инструкциями - то бишь стать ригидным бюрократом.

Необходимо учесть и то, что иерархически мыслящий человек, восходя на свою вершину, считает для себя закономерным и справедливым пресмыкаться перед высшим начальством. Но поднявшись, уже с новой позиции считает справедливым то, что теперь подчиненные должны пресмыкаться перед ним так же, как он когда-то. Соответственно, он набирает себе в подчиненные в основном личностей, в какой-то мере похожих на него и готовых вести себя так, как этого ожидает босс. Вот и получается, что в итоге чуть ли не вся пирамида власти (по крайней мере ее основа) состоит из одних иерархически мыслящих людей. 



* * *

 
Итак, для Карьериста (будем условно так обозначать личность с выраженно иерархическим линейным мышлением, применение разума при том же удержании власти - служебная функция.  

У Логика (условимся в данном контексте так обозначать личность с аналитическим интеллектом, мыслящую нелинейно) - все наоборот. У него стимулом к власти является разум. Ему эта власть если и нужна (далеко не всегда) - то обычно для конкретной цели и в конкретном объеме.

Для Карьериста работа по достижению и удержанию власти, в том числе с позиции примитивной справедливости - его чуть ли не основная личностная сущность. Для него эта борьба так же естественна, как дыхание. А для Логика достижение и удержание власти - тяжелая работа, шахматная партия, напряженный интеллектуальный труд. И здесь ему важно знать - ради чего.

  • Хотя порой по внешним наблюдениям сложно отличить Логика, которого обстоятельства заставили лезть вверх по карьерной лестнице, от Карьериста, который лишь прикрывается "необходимостью реализации каких-то идей". 

И если Карьерист чаще всего непременно достигает в своей карьере уровня некомпетентности (во многом потому, что лезет наверх инстинктивно), то Логик, как правило, далеко не доходит до такого своего уровня. Хотя бы потому, что ему сложно тратить всю свою энергию на стремление к власти (точнее, к более высокой ступеньке на ее пирамиде). Он просто не может позволить себе тратить на это все свои интеллектуальные ресурсы, он занят еще и другими какими-то исследованиями и восприятием информации, и борьба за более высокую ступень иерархии не может занимать весь его интеллект. Поэтому Логики редко достигают в пирамиде власти больших высот. 

  • А еще потому, что, заняв какую-то ступеньку и получив какую-то долю власти, Логик может "успокоиться". Мол, "...вот она - власть, которой я добивался. Причем ничего в ней нет особо ценного, кроме реализации моих идей и ответственности (в том числе и за подчиненных). И коли уж этой ступеньки для реализации моих идей вполне достаточно, то более высокой ступени (в том числе большой ответственности) мне уже не надо. А то, что на более высокой ступени мне вроде как положены более выраженные материальные блага - так они для меня не ведущие. И не настолько для меня ценны, чтобы я рвался еще на один или несколько уровней вверх только ради них: трудностей и проблем лично для меня там гораздо больше, чем всяких приятностей." 

Но нередко стоит Логику принять для себя решение, что ему "власти хватит, этой-то слишком много", стоит только ему не претендовать на дальнейший уровень и не слишком-то выраженно властвовать на своем нынешнем - если рядом окажется Карьерист, он наверняка попробует Логика и с этой-то ступеньки скинуть. По принципу "У тебя есть нечто, что тебе не сильно нужно, а мне приятно и меня к этому инстинктивно тянет; так почему бы тебе не отдать это мне, раз уж мне это нужно больше, чем тебе?" (тоже одно из выражений примитивной справедливости…). Поэтому вокруг Логика в пирамиде власти постоянно идут какие-то иерархические игры.
И часто бывает, что Карьерист выигрывает, скидывая Логика с уже занимаемой им ступеньки пирамиды власти.

Но в том и есть устойчивость Логика, что (в отличие от Карьериста) для него шаг-два-три назад в этой пирамиде - не катастрофа. Особенно если его разум остался при нем как основной стимул - во-первых. И во-вторых, если в конкретном социуме та же справедливость во-первых, довлеет над примитивной силой, а во-вторых, сама является не столь же примитивной, а демократической, логической. Тогда у Логика больше шансов снова подняться наверх до намеченного им самим желаемого уровня.  Причем он опять же в отличие от Карьериста может двигаться не линейно, а какими-нибудь "галсами". 

  • А чаще всего - может найти рядом с "большой пирамидой власти" свою какую-то маленькую пирамидку, где займет ведущее место. Таким образом реализуя две вроде бы несочетаемые цели: первая - не лезть на самый верх большой пирамиды, и вторая - чтобы при этом над ним не было лишних начальников.

И чем менее линейно построена структура общества, чем больше возможностей "рядом с большой пирамидой власти поставить свои маленькие пирамидки" - тем комфортнее в нем логически мыслящим людям, и тем меньше у них угроза оказаться на иерархическом дне.


 


Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу вернуть дочь
Я хочу вернуть любовь детей
Я хочу вернуть любовь родителей
Я хочу вернуть любовь родных
Я хочу вернуть сына
Я хочу восстановить привязанность детей
Я хочу восстановить привязанность родных
Я хочу выяснить отношения с детьми
Я хочу выяснить отношения с дочерью
Я хочу выяснить отношения с матерью

Темы: власть, иерархия, инстинкты, эпилептоид, этология.