ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Право на ошибку

Дата создания: 24.11.2016
Дата обновления: 25.11.2016
Материал написан в соавторстве с Нарицыной М.П.
Если обсуждать эту тему с позиции бёрновской теории субличностей – а это на пальцах легче всего, - то довольно часто источником лишения права на ошибку оказывается внутренний Родитель, причём контаминированный (заражённый) извне. Иными словами – у человека с детства в жизни был хотя бы один значимый взрослый, выступавший в роли "Да куда ты годишься без меня" – в роли категоричного авторитарного оценщика. И такой оценщик прививает своему ребёнку перфекционистское ощущение "Все люди обычные и могут ошибаться, а ты должен быть идеальным и всё делать идеально".



Как многим известно ещё со школьной скамьи, человек от рождения обладает разными правами: на жизнь, на личную неприкосновенность, на свободу совести и так далее.  Но есть у человека одно право, которым он также обладает от рождения, но часто ничего об этом не знает: потому что как только он может об этом узнать – у него это право отнимают и потом говорят, что отродясь у него этого права не было.
Это право на ошибку.

Можно даже сказать иначе: это не столько право человека, сколько неотъемлемое свойство. Потому что, как уже говорилось в одном из интервью в нашем блоге, делать ошибки - это для любого человека естественно, особенно если он обучается чему-то для себя новому. Человеку свойственно ошибаться, согласно латинской поговорке. И освоение нового (а любые шаги вперёд – всегда что-то новое) связано с неминуемыми первичными промахами.

Но это право/свойство человеку не столько дают, сколько отнимают в некоторых случаях. И логично ожидать, что человек, лишённый этого права, ничему новому в жизни просто не сможет научиться.

Если обсуждать эту тему с позиции бёрновской теории субличностей – а это на пальцах легче всего, - то довольно часто источником лишения права на ошибку оказывается внутренний Родитель, причём контаминированный (заражённый) извне. Иными словами – у человека с детства в жизни был хотя бы один значимый взрослый, выступавший в роли "Да куда ты годишься без меня" – в роли категоричного авторитарного оценщика. И такой оценщик прививает своему ребёнку перфекционистское ощущение "Все люди обычные и могут ошибаться, а ты должен быть идеальным и всё делать идеально".

Таким образом, ребёнок приобретает печально известный синдром отличника: существование в бинарной двухбалльной парадигме "либо пятёрка, либо ноль". И в эту систему право на любую ошибку уже подавно никак не вписывается: потому что даже одна ошибка – это уже не пятёрка, а значит, ноль. Не сделано, не достигнуто, не получилось – если не идеально и с ошибками. Сам процесс обучения и даже принятия решения об обучении пугает такого человека тем, что "я же буду делать ошибки, а это неприлично, нехорошо и т.д.", и он остаётся без новых знаний и новых возможностей. Только потому, что боится даже естественных первоначальных неудач.

Даже фраза "через тернии к звёздам" носителей синдрома отличника обычно не убеждает: потому что если через тернии, через ошибки – значит, к звёздам не дошёл. Даже Пушкин, который наше всё, для них не авторитет: опыт – сын ошибок трудных? Неправда. "Это пусть будет какой-нибудь чужой опыт, а ты, - говорит Родитель-контаминант своему носителю, - должен всё делать без ошибок, потому что именно ты на ошибки не имеешь права. Почему? Потому что я так сказал. И потому что если ты ошибся хоть раз – значит, неумеха и неудачник".
Так запрет на ошибки постепенно превращается в источник невроза.

Здесь важно помнить один значимый факт: у любой цензуры нет логики. У контаминированной – особенно. Но если применять к цензурным установкам логический анализ, то, что Бёрн называл внутренним Взрослым – то многие правила и устои оказываются, скажем так, не совсем состоятельными. В том числе и запрет права на ошибку.

Данный запрет часто влечёт за собой ещё и такую проблему, как прокрастинация. Потому что ещё одна распространенная фраза "не ошибается только тот, кто ничего не делает" часто переворачивается тем же контаминантом другой стороной: "Вот, значит, ты ничего и не делай, если не можешь не ошибаться".  Правда, потом этому же человеку этим же контаминантом предъявляются претензии, что он-де лентяй, ничего не делает и целыми днями только лежит на диване. Но здесь опять вспомним, что у цензуры, особенно контаминированной, нет логики.

Можно, конечно, сказать,  что бывают такие ошибки, которые не исправишь, которые влекут за  собой серьёзные последствия,  материальные затраты и человеческие жертвы. Да, бывает: но, как правило, на столь ответственных должностях находятся люди, которые до того уже накопили профессиональный опыт в других, менее значимых вопросах, в том числе – совершая менее значимые ошибки. Потому что опыт – действительно сын ошибок трудных, и ни одно обучение без этого не обходится. А накопив такой опыт, можно уже занимать более ответственный пост, в том числе будучи способным более успешно прогнозировать развитие событий и более результативно подстраховываться от фатальных ошибок.

И когда право на ошибку отнимают у ребёнка, да что там – у любого обучающегося чему-то для себя новому – обычно это происходит оттого, что у его учителя или родителя есть свой контаминант, который уже ему твердит: твой ребёнок не должен никогда ошибаться, потому что если он ошибается – то ты плохой учитель/родитель. Идёт передача деструктивного непроработанного сценария во втором поколении. Соответственно, пытаясь защититься от этого прессинга, такой учитель запрещает ученику ошибаться. А то самому учителю будет плохо и больно.
Но при всем уважении к такому учителю – это его проблематика, а не его ученика.

Вообще крайне важно наделать в детстве мелких ошибок, чтобы понять, как делать "безошибочно". Например – ребёнок кидает мяч: три раза не попал куда хотел, на четвёртый попал. Так вырабатывается моторика движений, идущая через бессознательное и минующая сознание и внутреннюю цензуру.  А в процессе взросления к "работе над ошибками" как источнику накопления опыта постепенно подключается логический безоценочный компонент:  как сложилось, что не был достигнут желаемый результат, какие причинно-следственные связи были нарушены, на что обратить внимание при следующей попытке?
Точнее, этот компонент включался бы, если бы в массовом порядке не подавлялся тем самым Родителем-контаминантом.

И работа над ошибками – это не наказание, как делается в некоторых школах, а анализ. То самое накопление опыта, получение информации: где человеку не хватило тех или иных сведений, где и как нужно пополнить багаж знаний? Собственно говоря, работа над ошибками для того и делается, чтобы, как в психоанализе, не застревать в прошлом (и не страдать чувством вины), а анализировать это прошлое в настоящем для более продуктивного и счастливого будущего. Но если любая ошибка – это наоборот, провинность, то и работа над ошибками превращается в осуждение, в невротический прессинг, в источник только негативных эмоций: что, соответственно не позволяет человеку накапливать знания и опыт, а вновь и вновь возвращает его в состояние "я ничего не могу и я в этой жизни ноль без палочки".

Если приводить примеры, то аналитическая работа над ошибками делается примерно так: ребёнок протянул руку – потрогал утюг – обжёгся. Почему? Потому что утюг был горячий. Почему он был горячий? Потому что он был включён.  Горячий утюг трогать за подошву нельзя, а холодный – можно. Как отличить горячий утюг от холодного? Целый перечень возможностей: посмотреть на лампочку-индикатор, прикоснуться утюгом к ткани и потом ее потрогать, провести ладонью около подошвы на некотором расстоянии, приложить мокрую тряпку, проследить, вставлена ли в розетку вилка утюга… А цензурный "анализ" куда короче: "Нельзя трогать утюг вообще, и точка".  Притом ещё не даётся понятия, что такое утюг и как отличить его, например, от пылесоса. То есть – если не хочешь, чтобы тебе влетело, лучше не трогать ничего вообще.

Таким образом, если апеллировать не к цензуре, а к логике, получается следующее: действительно, опыт - сын ошибок трудных, и действительно, не ошибается тот, кто ничего не делает. И к звёздам в большинстве случаев можно пробиться только через существенные тернии. А самое главное – право на ошибку нельзя человеку дать: оно у него есть изначально, и ещё раз повторим то, с чего мы начали: по большому счету, это даже не право, а свойство любой личности. Особенно активной, обучающейся, деятельной. А внешняя цензурная контаминация это право/свойство у человека отнимает, подчас довольно болезненно. Но что ещё важно – бессмысленно бороться с подобным "внутренним оценщиком" за возвращение этого права: потому что в вопросах борьбы и подавления он натаскан куда лучше вас, и на этом поле, как говорится, легко вас задавит опытом. К контаминанту куда эффективнее применять средство, которое ему недоступно: логику. Анализ. Проверку установок на адекватность. Поначалу, правда, это бывает сложно: потому что любая цензура изначально воспринимается как голос Родителя, а в тех же цензурных установках "Родитель просто не может быть неправ": возникают внутренние протестные блоки как препятствие к логическому анализу.

Но здесь как раз может быть полезна безоценочная аналитическая психотерапия как подключение стороннего внутреннего Взрослого, чтобы помочь клиенту справиться с невротическим контаминирующим прессингом. Чтобы человек сумел постепенно вернуть себе право ошибаться, право обучаться, право вести свою активную жизнь так, как хочет он сам, и двигаться к тем звёздам, которые нравятся ему самому.




Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу быть оптимистом
Я хочу быть разумным
Я хочу выяснить причины комплексов
Я хочу добиться гармонии
Я хочу жить без комплексов
Я хочу знать причины комплексов
Я хочу знать свои комплексы
Я хочу избавиться от комплексов
Я хочу наладить ситуацию
Я хочу освободиться от комплексов

Темы: Взрослый-Родитель-Ребенок по Э.Берну, здравый смысл, комплекс отличника, комплексы.


Логин

Пароль