ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Конференция 15, план-тезис

Дата создания: 19.09.2018
Дата обновления: 19.09.2018

В речи мы часто встречаем такое понятие, как «объективная оценка». Однако это, хоть и устоявшееся, но не реальное словосочетание. Оценивает всегда субъект, человек, иногда имеющее зачатки интеллекта животное. Машина, робот может только измерять и, если это предусмотрено конструкцией, сравнивать. Оценка всегда субъективна. Объективными могут быть только измерения. Так есть. Результаты измерений, как правило, можно проверить. Оценщик на бессознательном уровне руководствуется некими загруженными конкретно в его мозг стандартами и эталонами. Так должно быть. То, что лежит по разные стороны рубежа Юма.

Роль оценки в обучении (сильно преувеличена). Пример с обучением колоть орехи у обезьян.

Знания, проверяемые экспертом-оценщиком и недоступные экспертной проверке. (Человек может ошибаться, но начальник, присвоивший экспертные функции, не ошибается никогда: на том основании, что начальник всегда прав). Субъективность оценки.

Кто они: оценщики, эксперты, судьи (Грибоедов). Почему люди идут в оценщики, зачем им это надо. Неуверенность в собственных властных возможностях, невроз власти. Почувствовать себя судьёй, получить подтверждение в собственных властных возможностях.

Оценка эмоционального творчества всегда экспертная (опыт с двумя линиями разной длины). В демократическом обществе произведением искусства признаётся то, что таковым признали хотя бы два человека, например, сам автор и его приятель.

Оценка дрессировщика и её роль в выдрессированной беспомощности. Хороший пёсик (ребёнок) – послушный и управляемый любимец. И если подчинённый по определению – дурак, то дураку инициатива противопоказана, а то и наказуема.

Наказание оценкой (фильм «Первоклассница» - всё, что не отлично, то плохо). Само самостоятельное знакомство со школой вызвало напряжение у педагогов.

Правильное поведение только то, что одобряют старшие. Такая установка проходит красной нитью через всю педагогическую и духовную литературу.

С раннего детства на протяжении последних двух тысячелетий человеку внушают невозможность самостоятельно, без подсказки старшего, определить, какое поведение будет правильным.

Это тянется с рабовладельческого строя, но тогда человек был свободен, когда его не видел начальник. Однако монотеизм, поставив во главу угла родителя, медленно и упорно, много поколений подряд, контаминировал родителя-надсмотрщика в бессознательное человека.

Сформировался страх за неправильный выбор, страх за возможное наказание. Тот же иррациональный страх неопределённости того, что здесь «правильно», полностью переносится и на контаминанта и формирует зависимость от оценки.

Даже если оценщик пожурил, отругал или даже наказал, то он избавил от буквально парализующего страха неопределённости. Наличие оценки снимает это ощущение. А чувство, что всё сделано правильно, как это ни парадоксально, даёт ощущение свободы внутри этих правил. И парадокс в том, что реальная свобода сковывает и парализует. Есть такое ощущение, что если есть командующий начальник, то он и должен за всё отвечать. А мысль о том, что за всё и всегда отвечает «стрелочник», в бессознательном тщательно затирается контаминантом.

Вообще оценочная зависимость сродни другим аддикциям, имеет общие корни и часто с другими зависимостями взаимосвязана. И принципы работы в чём-то похожи. Но есть свои сложности, которые могут быть и подсказками к освобождению.

Первая подсказка - это рубеж Юма, жизнь на объективной его стороне.

Вторая - это часто задаваемый самому себе вопрос "почему". Почему я не могу выбрать сам то, что для меня предпочтительно. Вообще почему и от чего у меня этот страх свободы (синдром самозванца).

И самое трудное в этой работе - определиться с местом контаминанта в бессознательном.

Коллективная оценка как фундамент моббинга.


Темы: контаминация внешней цензурой, скайп-конференции в Мастер-классе.


Логин

Пароль

Запомнить