Полная версия ДОКТОР НАРИЦЫН
ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Перенос и контрперенос

Дата создания: 16.03.2013
Дата обновления: 16.03.2013
"Так называемый перенос/контрперенос, или трансфер/контртрансфер – один из наиболее сложных моментов психоаналитической терапии и одно из ключевых понятий психоанализа как теории. По тому, как решаются психотерапевтом проблемы переноса/контрпереноса, можно судить о его профессионализме и качестве работы. Но прежде чем говорить о том, как распознать этот самый перенос и что с ним делать – обратимся к определениям, чтобы разобраться, что из себя по сути представляет это явление..."

Из новой книги
"По стопам Фрейда и немного вперед:
о бессознательном и не только"

 



Большое личное бедствие - плохой учитель милосердия. Оно притупляет чувствительность сердца, которое само тяжко страдает и полно ощущения собственных мучений.
Николай Лесков



Так называемый перенос/контрперенос, или трансфер/контртрансфер – один из наиболее сложных моментов психоаналитической терапии и одно из ключевых понятий психоанализа как теории. По тому, как решаются психотерапевтом проблемы переноса/контрпереноса,  можно судить о его профессионализме и качестве работы.
Но прежде чем говорить о том, как распознать этот самый перенос и что с ним делать – обратимся к определениям, чтобы разобраться, что из себя по сути представляет это явление.

Словарь по психоанализу Лапланша и Понталиса:

"Трансфер (перенос) в психоанализе означает процесс, посредством которого бессознательные желания переходят на те или иные объекты в рамках определенного типа отношений, установившихся с этими объектами (прежде всего – в рамках аналитического отношения). […] Чаще всего трансфером (без определения) называют трансфер при психоаналитическом лечении. Трансфер традиционно считается той областью, где ярко выступает вся проблематика психоаналитического лечения: его начало, разновидности, толкования и завершение".
 
А в  Психотерапевтической энциклопедии дается определение более развернутое:

 "…перенос пациентом на психоаналитика чувств, испытываемых им к другим людям в раннем детстве, т. е. проекция ранних детских отношений и желаний на другое лицо. Первоначальные источники реакций П. — значимые люди ранних лет жизни ребенка. Обычно это родители, воспитатели, с которыми связаны любовь, комфорт и наказание, а также братья, сестры и соперники. […] Реакции П. в позднейшей жизни более вероятны по отношению к людям, которые выполняют специальные функции, первоначально принадлежавшие родителям. Следовательно, возлюбленные, руководители, учителя, актеры, психотерапевты и знаменитости особенно активизируют П. Все человеческие отношения содержат смесь реальных реакций и реакций П. В повседневной жизни П. возникает самопроизвольно, в том числе в отношениях больного к врачу. […] В зависимости от их характера (нежно-дружеские или злобно-ревнивые) П. может быть позитивным или негативным. Появление этих тенденций не вызывается какими-либо реальными отношениями и связано с давними, сделавшимися бессознательными фантазиями-желаниями."

Таким образом, ключевое определение переноса – это перенесение пациентом (клиентом) на психоаналитика тех чувств, которые пациент прежде испытывал к неким важным для себя людям – и в которых, что важнее, сам себе не признавался. Цитируя словарь-справочник по психоанализу Валерия Лейбина (2010 г), перенос характеризуется "установлением таких отношений, когда опыт прошлого становится моделью взаимодействия в настоящем".

Поясняя механизм переноса "в упрощенном виде",  придется начать, как вроде бы ни странно, с братьев наших меньших.

Молодой хищник видит потенциальную жертву, свой возможный "завтрак": он подбирается к ней и видит, что "еда" убегает. При некоем повторении данного сценария у хищника формируется следующий опыт: если продемонстрировать себя жертве и при этом не торопиться – еда убежит, и придется остаться без завтрака. А с другой стороны – все, что убегает, это потенциальная еда.  
И закрепившись в поведении, эти впечатления будут переноситься на все похожие моменты.

Точно так же, когда наше бессознательное набирает опыт, оно, как правило, руководствуется постулатом "после того – значит, вследствие того".  Это простейший алгоритм формирования жизненного опыта, обычно свойственный животным и детям (то есть тем, кому пока что недоступны более сложные причинно-следственные связи).  Таким образом, с точки зрения ребенка – если папа, к примеру, говорит какие-то слова и совершает некие действия – это со временем войдет в формируемый в бессознательном "образ отца".  И когда потом этот ребенок – уже взрослый человек! -  видит некие  поведенческие маркеры и слышит определенные слова, похожие на папины – он бессознательно, невольно ждет от данной личности таких же реакций, действий, как от собственного папы. И вообще всё его бессознательное говорит: "Это мой отец".  В процессе психоанализа подобное проявляется наиболее часто, потому что там как раз идет работа "на неприкрытом бессознательном", да еще и при эмоциональном напряжении.

Если набрасывать возникновение переноса схематически – происходит следующее: все мы воспринимаем нового человека по уже знакомым нам формальным признакам из ранее приобретенного жизненного опыта. И "строить отношения" тоже пытаемся согласно тому опыту общения, который у нас уже имеется. Когда новый знакомый кажется вам похожим на кого-то в прошлом – вы и с ним начинаете общаться так же, как и с тем, из прошлого, даже не осознавая этого: не зря же говорят, что пресловутая интуиция - это жизненный опыт, загнанный в бессознательное. И проблема возникает там, где в силу искаженного переносом восприятия проекция  не совпадает с реальностью.

Впервые явление переноса было описано Зигмундом Фрейдом в 1905 году в публикации "Фрагмент анализа одного случая истерии".  Сам Фрейд столкнулся с явлением переноса еще в процессе гипнотерапии, когда одна из пациенток встала после сеанса бросилась ему на шею и стала обнимать. Он задумался и предположил, что эта реакция была связана не с ним самим как с личностью и мужчиной, а с неким образом, который в бессознательном клиентки был спровоцирован сеансом. То есть врач, сам того не ведая, во время терапии "выпустил какого-то джинна из бутылки".

Причем, как уже было упомянуто выше, перенос может быть как положительный, так и отрицательный: в зависимости от того, какого значимого взрослого увидел в собеседнике человек и какие эмоции в свое время этот человек к упомянутому взрослому испытывал.  Нередко, в случае негативного переноса, собеседнику достается весь тот негатив, который клиент в свое время не смог выплеснуть в адрес мамы, папы, бабушки и т.п.  Хотя бы потому, что на это накладывала категорическое вето его внутренняя цензура.  Понятно, что культурный и вежливый человек может и сдержаться (хотя бы за счет той же цензуры), но определённый спектр неприятных эмоций испытывает при подобном общении: хотя конкретный собеседник, что называется, ни сном ни духом. В силу бессознательного характера переноса человек может сам не понимать, откуда подобные ощущения вдруг возникают и почему.

Сталкиваться с чем-то подобным приходится многим в процессе любого общения, причем чем это общение дольше и ближе – тем явления переноса вероятнее.  Любой человек вам может быть в той или иной мере симпатичен или нет, и не всегда понятно – почему: но возможно, у него просто тембр голоса и манеры – как у некоторых значимых для вас людей их вашего прошлого, с которыми у вас связаны определённые – положительные или отрицательные – эмоции и впечатления.
Когда люди общаются на уровне логики – логические компоненты могут подавлять и /или нивелировать бессознательные ощущения, в том числе явление переноса.  И наоборот: чем глубже приходится залезать в бессознательное, тем больше приходится на него опираться, и тем чаще могут прорваться реакции трансфера. Поэтому наиболее актуальными проблемы переноса становятся в процессе психоаналитической терапии: аналитику приходится работать напрямую с бессознательным. И нередко – получать "на себя" весь тот поток эмоций (даже не столь важно – положительных или отрицательных), которые накопились у клиента едва ли не за всю его прошлую жизнь в адрес какого-то другого человека.  А такой поток непременно бывает, потому что на психоаналитическую терапию естественным образом выходят люди с проблемами, в том числе – с проблемами невротического характера, с тем самым "закрученным проволочкой клапаном парового котла".

Но тогда закономерный вопрос: что делать с таким явлением? Как его распознать и с ним справиться?

Вот, допустим, человек пришел к психотерапевту, в процессе терапии (при углублении в бессознательное) "увидел" в нем своего строгого отца – и замкнулся! Терапия забуксовала.  Клиент чувствует, что работа дальше не идет,  более того – начинает причинять резкий дискомфорт,  а что происходит и почему – непонятно.
И вот здесь многое зависит уже от психоаналитика. В том числе – от его умения работать с переносом. От умения распознать это явление, помочь клиенту разобраться в ситуации, переставить эмоциональные акценты. А еще – от умения "не подыгрывать" клиенту в его, клиента, бессознательных ощущениях.

Иногда клиент видит в терапевте доброго родителя и просит оказать некую эмоциональную поддержку – отказать ему в такой поддержке бывает сложно (и чревато негативными последствиями для терапии), но с другой стороны – важно оказать поддержку именно как терапевт, а не как невольное альтер-эго родителя клиента.  
При этом – при любой окраске трансфера, как положительной, так и отрицательной – важно помочь клиенту все-таки дистанцироваться от переноса и этот перенос осознать. Дать бессознательному ту конкретику, на которой, собственно, оно и работает: что доктор не является тем образом, на который в клиентском бессознательном может быть похож.
И самое главное: перенос при терапии – это проблема не клиента, а психоаналитика.  Это задача терапевта – разглядеть тот или иной возможный трансфер, сместить эмоциональные акценты и в принципе уметь работать и с трансфером, и с последующим внутренним сопротивлением.

Если же вы опасаетесь каких-то явлений переноса в общении с вашими друзьями, коллегами и т.п. -  то можете руководствоваться следующими моментами.

Любая малоадекватная воздействию эмоциональная реакция может быть результатом переноса. Кстати, у меня спросили во время чтения курса – как определяется малоадекватность этой реакции. Я привел такой пример: допустим, человек заболел и вызвал врача. Пришла тетя доктор с чемоданчиком, осмотрела пациенту горло, выслушала это трубочкой и сказала: "Вы простудились". И прежде чем она продолжила выдачу рекомендаций – пациент увидел в ней свою маму, которая в детстве часто говорила ему: "Вот, такой ты сякой, ты меня не слушался – и вот теперь простудился!" И пациент, не сумев себя сдержать (болеет все-таки человек) – эмоционально взрывается: "Да как вы смеете мне такое говорить – что я простудился!" Все лекарства с тумбочки летят в угол, чемоданчик доктора – туда же, сама доктор в ужасе, опционально - вызывает милицию. А вся проблема – в том, что доктор сказала "вы простудились", а пациент услышал "Ах ты, такой-сякой, как тебе не стыдно". Она поставила диагноз, а он услышал обвинение.
Конечно, это гиперболический, гротесковый пример: для наглядности. Но в реальном общении что-то подобное, пусть и менее прямолинейно выраженное, бывает сплошь и рядом.

Потом, чем ближе ваше общение в эмоциональном плане - тем более вероятен перенос: либо постоянный, либо эпизодический. Особенно если при этом вы достаточно мало знаете собеседника. И чем формальнее ваше общение – тем менее вероятны реакции трансфера и тем они менее значимы.
Обычно переносом может заполняться дефицит фактических знаний и отсутствие потребности в новых знаниях. Перенос начинает доминировать там, где  отсутствует опыт и/или возможность общения на уровне "Сознание-Сознание". Или где так или иначе затрагивается эмоционально значимая область хотя бы для одного из собеседников. И опять: страховкой от возможного переноса в обычном общении становится формальная вежливость: и вы не приглашаете вашего контрагента в свое бессознательное, и сами к нему туда не залезаете.  Иначе – кто знает, что из чьего бессознательного может вылезти.

Точно так же страховка от переноса или его последствий – все-таки не залезать в чужое бессознательное без специальной подготовки. Собственно, в том числе и поэтому «облегчать душу» и работать с ее содержимым принято ходить к специалистам: особенно если речь идет о работе с эмоциями.

И несколько слов о контртрансфере (контрпереносе).

При работе с клиентом перенос бывает не только со стороны клиента, но и со стороны консультанта: когда свои проблемы и своё видение проблем клиента терапевт переносит на клиента. Обычно этим грешат неопытные специалисты, навязывая клиенту собственную трактовку его проблематики. Именно поэтому при работе с клиентским бессознательным одно из главных, если хотите, профессиональных требований к аналитику – это так называемая невовлеченность, способность подходить к анализу "со стороны". Если хотите – "равнодушие" и "безразличие" в определенном смысле этого слова.

Проблема в том, что у нас эти понятия воспринимаются в строго негативном ключе: в том числе поэтому приходится в собственной работе применять другие термины. Например, говорить клиентам, что я работаю как аналитический сервер, выдающий определённую индивидуальную информацию по результатам анализа.
Вообще, применяя иноязычные термины, можно это качество психоаналитика называть "indifference". Фактически это будет то же безразличие, но уже без негативной коннотации, принятой в русском языке.

"Indifference" - это психоаналитический термин, который не обозначает "равнодушие" в том смысле, в котором мы обычно привыкли это слово понимать (да еще и, как правило, с негативной коннотацией). Термин этот скорее близок к понятию "толерантность". Indifference психоаналитика – это его "неэмоциональность" и "невовлеченность" по отношению к реальным и потенциальным клиентам и их проблемам: в основном из-за того, чтобы не спровоцировать явления переноса/контрпереноса. Именно для страховки от переноса, чрезвычайно осложняющей профессиональную работу с клиентом, психоаналитик не проявляет никакой эмоциональной завязанности на проблематику клиента, не предоставляет никакой возможно значимой для него информации о себе и своей личной жизни, не дает советов - чтобы максимально в ситуации клиента остаться, как говорится, вне пробирки, в которой идет реакция, иначе говоря – вне самой проблемной ситуации, в том числе чтобы сам клиент не захотел психоаналитика в эту ситуацию эмоционально вовлечь в той или иной роли.

Как правило, перенос и контрперенос завязаны на оценке: положительной иди отрицательной. А "indifference" – вне эмоций и вне оценок: собственно, как уже говорилось, на отсутствии оценок стоит весь профессиональный психоанализ, как теория, так и психоаналитическая терапия. Профессиональные психоаналитики не дают прямых советов и рецептов: они предлагают клиенту информацию для лучшей адаптации клиента в окружающей среде: а решения принимает он сам.

Однако неверной будет и другая крайность: когда indifference  в психотерапии понимают как полное не-участие врача в психотерапевтическом процессе. Мол, клиент что-то рассказывает, а психоаналитик в это время какими-то своими делами занимается. Именно аналитическая работа требует максимального интеллектуального вовлечения специалиста в анализ исследуемой информации. В принципе реальная наука опирается на логику и не оценивает эмоционально, что хорошо и что плохо: просто так-то и так-то "имеет место быть", и вот тому-то и тому-то подтверждения. Аналитик без оценочной коннотации исследует личность клиента, помогает ему вывести на уровень сознания его бессознательные проблемы, используя те или иные факты и подвергая их аналитической обработке.

Тем не менее в процессе психоанализа бывают ситуации, в которых именно контртрансфер оказывается полезен. Например, при работе в психоаналитических группах: в таких группах каждый участник, разбираясь вроде бы с проблемой согруппника, решает таким образом свои собственные проблемы, пусть и опосредованно. Главное – профессионально присматривать за процессом, что и делает ведущий в группе. Собственно, так и работает наша собственная дистанционная психоаналитическая группаМастер-класс. Каждому участнику в нем дано право включаться в решение только тех проблем, которые так или иначе актуальны для него самого.  В данном случае, анализируя чужую проблематику (и не находясь в данном случае "внутри пробирки"), человек получает возможность посмотреть как бы со стороны и на свои проблемы. В частности – формулируя "на письме" свои собственные взгляды, перевести в сознание и свои эмоциональные сложности.

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу знать причины ошибки
Я хочу знать свое бессознательное
Я хочу знать свое подсознание
Я хочу знать свои мысли
Я хочу знать свои ошибки
Я хочу знать свои привязанности
Я хочу знать свою ошибку
Я хочу знать свою проблему
Я хочу знать свою ситуацию
Я хочу знать свою слабость

Темы: виды и методы психотерапии, выбор психотерапевта, о работе доктора Нарицына, психоанализ, психоаналитическое.