ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

От вагантов до нёрдов: проблемы выживания и социальной адаптации внестандартной личности в стандартном социуме

Дата создания: 22.10.2015
Дата обновления: 23.10.2015
Сегодняшняя реальность характеризуется быстрыми темпами общего развития, однако социальные нормы и стандарты от данных темпов развития подчас отстают. И становится особенно заметна группа людей, испытывающих проблемы с социальной адаптацией: люди внестандартные, не укладывающиеся в так называемый среднестатистический мейнстрим.

Нарицын Николай Николаевич,
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Общероссийского совета по психотерапии и консультированию,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
официальный преподаватель и супервизор практики Межрегионального класса ППЛ,
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и ведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru

 



Пленарный доклад, представленный на  Международном конгрессе «Интегративные процессы в большой психотерапии. Психотерапия здоровых. Духовно-ориентированная психотерапия».
Материал также опубликован в журнале "Психотерапия" № 9, 2015 г.

 

Сегодняшняя реальность характеризуется быстрыми темпами общего развития, однако социальные нормы и стандарты от данных темпов развития подчас отстают.  И становится особенно заметна существенная группа людей, испытывающих проблемы с социальной адаптацией: люди внестандартные, не укладывающиеся в так называемый среднестатистический мейнстрим. О причинах возникающих трудностей адаптации и особенностях психотерапевтической работы с подобными клиентами и пойдёт речь.


***
Если начать анализ этой темы с процесса эволюции человека, то данный процесс шёл неравномерно, и важно представить особенности каждого периода развития.

I период – от проконсула до человека разумного - можно условно представить как линейный рост, давший виду Homo sapiens преимущества перед другими животными, в том числе и перед другими гоминидами. К концу этого периода человек своим доминированием вытеснил с планеты  всех иных палеоантропов. Антропологи давно задавались вопросом – как  такие не самые сильные и даже не самые умные особи на финише этого этапа выжили всех конкурентов, включая неандертальцев? Последние царствовали в Европе более 300 тысяч лет и имели более крепкое телосложение и мозг большего размера, чем у нас.  Брайан Хэйр, эволюционный антрополог, сравнил социальную организацию двух современных подвидов шимпанзе – обычных шимпанзе  и бонобо. Те и другие нередко охотятся на мелких животных и обогащают свою диету белком, но в стае обычных шимпанзе безраздельно доминирует высокопримативный и агрессивный сильный вожак. Однако он не может удержать под контролем большую стаю. К тому же соседние стаи постоянно воюют между собой на уничтожение. Более грациозные, с меньшим (в среднем на 15%) размером черепа бонобо имеют более миролюбивый характер и более демократическое управление группой самок, не дающей возможности распоясаться самцу-самодуру. Объединяющей силой для них  служит принцип хиппи «не война,  а любовь», что позволяет им создавать более крупные сообщества, способные к коллективному труду, необходимому в новых видах хозяйственной деятельности. Так и у человека разумного общее миролюбие в сочетании с мобильностью и высокой толерантностью, в том числе межвидовой, заложило основы меновой торговли и приручения животных.

Уже на этом этапе появились носители внестандартного мышления. Для выживания и развития нашим первобытным предкам наряду с охотниками и учителями нужны были следопыты-исследователи. Те, кто умел наблюдать, сравнивать, анализировать, делать выводы, формировать прогнозы и принимать нестандартные решения. Более того, в первобытных племенах именно такие личности были вождями, так как могли предсказать, как и где можно добыть пищу.
Так происходило до тех пор, пока не настал второй период и не стали доминировать религия и иерархия.


***
II период  – исторический, он же аграрный и по сути поворотный на пути эволюции. В нём происходит массовый переход к земледелию: что привело к меньшей зависимости человека от случайной охотничьей удачи, но к большей зависимости человека от человека (ручное земледелие – коллективный трудовой процесс). А также  – к появлению письменности и дальнейшему совершенствованию речи.  Люди всё больше стали уходить от единственно доступного животным невербального общения к общению через знаки и символы. Устная и особенно письменная речь позволяла легко скрывать чувства и потому стала основой  идеологии и пирамид власти и государственности, а мистически-символьное мышление в итоге привело к созданию религиозных верований и закрепило идеологические догмы в бессознательном реальных людей.  
Проблема возникшей на базе ручного земледелия иерархической системы в том, что исследователи-аналитики, востребованные ранее, стали не просто не нужны, а ещё и некоторым образом опасны для системы.

Далеко не всегда даже у животных иерархия определялась одной только силой. Во многих случаях иерархическое положение определялось ещё и опытом. Точнее – его связкой с обеспечением выживания "подчинённых".

К примеру: слоновье стадо обычно состоит из самок с детёнышами, и основная их задача – пережить засуху, вовремя найдя источник воды. А так как карт и навигаторов у слонов нет – то крайне важно становится помнить все имеющиеся в пределах досягаемости источники, включая опыт ежегодного пользования ими: какие более устойчивы и сохранны в период той или иной погоды, где чаще или реже бывают крокодилы и т.п. И обычно самый расширенный опыт накапливается у самой старой самки, той, которая дольше всех этот опыт "собирала и систематизировала". Поэтому, когда она ведёт стадо к источнику – все идут за ней, зная, что она так или иначе приведёт к воде и все выживут.

Но опыт ее формируется из года в год только за счёт того, что общая задача не меняется. Если бы слонам нужно было в один год искать воду, в другом – траву, в третьем – ещё что-нибудь, эта система бы не срабатывала. Или если они вынуждены были искать воду сегодня в одном регионе, завтра в другом, послезавтра в третьем. А так как изначальная система условий много лет не меняется и повторяется из года в год – то выигрывает "в знаниях" как раз самая пожилая особь.

В эпоху земледелия у людей жизненный опыт формировался примерно по тому же принципу. Возделывая земли и ожидая урожай, люди были вынуждены оставаться годами на одном и том же месте, в одном и том же климате, и их задачи по добыванию еды также сводились к повторяющимся рутинным операциям. Таким образом, жизненный опыт на тему "по каким признакам определять, когда что делать, чтобы урожай был богаче" – набирался у наиболее пожилых людей, которые накапливали "умение давать советы для лучшего выживания" благодаря ежегодной повторяемости задач.
Так постепенно формировался сценарный постулат "предки - пожилые – всё знают лучше, и их безоговорочно нужно слушаться ". И тут же вырастал ещё один базовый принцип: "Если хочешь выжить – слушайся старших, они знают лучше. Будешь делать что-то поперёк их советов – погибнешь". То есть для того, чтобы спланировать любой шаг, человеку нужно было получить добро сверху, то есть фактически – для жизненной уверенности и комфорта завести себе начальника. Соответственно, для ориентирования в жизни возникла потребность чётко представлять, кто является в конкретном социуме твоим вероятным начальником, и дальше – его слушаться. Ради собственного выживания.

Причём что любопытно – в описанном выше земледельческом социуме "предки" являлись носителями не столько знаний, сколько технологических приёмов. А дополнительные знания чаще были лишними как "провоцирующие сомнения".

И путём многократно передающегося из поколения в поколение родительского сценария получалась установка типа: "Делай прежде всего то, что тебе велели сверху, тогда выживешь. Делай только то, на что получено благословение старших, тогда выживешь. Не задавай вопросов, не подвергай сомнению, и будешь цел и невредим".
Тот опыт, который приводил к власти и материальным благам, передавался "от отца к сыну" строго поэтапно и дозированно. Причём сыновья ничему не имели права учить родителей: широко известное "яйцо курицу не учит" – порождение именно той самой системы. И таким образом сформировавшийся патриархат – власть старших, власть родителей – встал на пути прогресса, главное условие которого – чтобы дети знали больше родителей.

Но, цитируя А.Эйнштейна - "Чтобы стать безупречным членом стада овец, нужно в первую очередь быть овцой". Следовательно, в патриархально-иерархическом социуме базовое мышление, активно культивируемое у большинства, должно было иметь три специфических аспекта:

1.    Собственно иерархичность. Человек с таким мышлением стремится воспринимать мир в бинарной раскладке: Начальник-Подчинённый. И перед теми, кто – по его мнению – имеет право ему приказывать, он тих и послушен, а тем, кто – опять по его же мнению – должен его самого слушаться, стремится приказывать и руководить, подчас довольно жёстко.
2.    Ригидность. Ручное земледеление как повторяющийся однообразный процесс немыслимо без этого качества. И человек с таким мышлением убежден, что вообще всё нужно делать привычным и опробованным способом, и любые новшества и изменения, даже облегчающие жизнь, вызывают у него выраженную невротическую реакцию. Сегодня такое мышление иногда называют рельсовым: потому что так же, как поезд идёт по рельсам и только по рельсам, и другого пути для него физически нет – такие люди мыслят готовыми проложенными направлениями, и просто не видят, не воспринимают никаких иных вариантов. И отход от привычных способов действия для них – такая же катастрофа, как сход поезда с рельсов.
3.    Мифологичность. Прямое следствие иерархичности.  Основа такого мышления – "я не видел этого своими глазами, но мне об этом сказали, и я принял на веру, что это так и есть". В том числе – это приверженность неким ритуалам как волшебной гарантии положительного исхода. Совершай изо дня в день обряды, угодные тому, кто выше, вообще веди себя так, как угодно тому, кто выше, – и он даст тебе всякие блага. С помощью мифологического мышления иерарх держит подчинённых в страхе (в том числе используя установку "любое самостоятельное удовлетворение своих потребностей – грех, право на это удовлетворение нужно заслужить и получить из рук вышестоящего").

Сочетание всех этих трёх видов даёт поистине царское пространство для манипуляций. Ко всему прочему привязанный к земле человек потерял ту первобытную мобильность, которая до этого позволяла ему уходить от тирании и расселяться практически по всей планете.

В плане же эволюционного развития данный период - это некое плато, опирающееся на коллективный труд, коллективный разум (чаще просто разум предков) и в итоге – на стабильность многовековых укладов земледельческого общества. В этом периоде можно отметить почти полное отсутствие морфологических изменений, свойственных эволюции.

Да, несмотря на феодальную раздробленность и этнические различия, в целом поведение большинства людей определялось иерархическими установками, религиозно-мистическими догмами и нейротипическим мышлением. Однако  до начала победного шествия монотеистических религий ещё можно было и померить диаметр земного шара (Эратосфен Киренский), и строить сложные машины и механизмы (Архимед), и людей лечить во врачебном кабинете (Гиппократ), а не в божьем храме. Несколько столетий спустя за такие еретические мысли в Европе карала инквизиция. Но, несмотря на доминирование клерикализма, к середине второго тысячелетия появляются имена учёных,  давших начало материалистическим взглядам на мир. В том числе  возникло новое молодёжное течение вагантов, вопреки притче о блудном сыне, уходили от крестьянского быта в поисках научных знаний. Ваганты, согласно Энциклопедическому словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона - странствующие студенты, составлявшие как бы особое подвижное сословие или братство. Побуждаемые жаждой знания, средневековые студенты стали переходить целыми группами из одного города в другой, где процветало изучение той или иной отрасли наук, как, например, богословия в Париже, права в Болонье, медицины в Салерно. В то же время они были создателями и исключительными носителями особого рода литературы. В качестве представителей школьной науки, они приняли за орган этой литературы единственно латинский язык, а формой для произведений их творчества были рифмованные стихи, по образцу латинских церковных гимнов, с которыми у них много общего как по употреблявшимся в тех и других чисто шаблонным образам, речениям и оборотам, так и по разнообразию основанных на тоническом ударении метров. Но по содержанию поэзия вагантов не имела ничего общего с духовными гимнами и прочей назидательной церковной литературой. Ваганты являются в своих бесчисленных песнях, в известном смысле, провозвестниками возрождения, так как в них выражается беззаветно жизнерадостное воззрение на жизнь и природу.

В известных стихах "из лирики вагантов", переведённых Гинзбургом – "Прощание со Швабией" – речь как раз о таком молодом человеке, жаждущем знаний, который, доведённый до отчаяния, бежит от иерархии. Потому что ему в иерархической системе труднее всего: хотя бы по той причине, что он постоянно нуждается в новых знаниях, а в этой системе знания - для старших, и потом - знания ограниченные. А все, что сверх того - то от лукавого, вольнодумство и инакомыслие. И вот те, которые смогли вырваться из этой системы - те выжили, даже если вырываться им было тяжело, страшно и трудно решиться. И пожалуй, российского учёного М. Ломоносова можно назвать одним из таких людей.


***
III период – в этот период социальная эволюция резко ускоряется и приобретает турбулентный характер. Происходят социальные и научно-технические революции. Часто технологии опережают теорию. Здесь важно, что, несмотря на противодействие религии (инквизиции) и всевозможных луддитов, происходит катастрофически быстрый (по эволюционным меркам) переход от ручного аграрного труда к механизации, к индустриальному обществу, отличающемуся высоким уровнем технической стандартизации: потому что основным заказчиком на научные  достижения  становится тот, кто стоит на вершине пирамиды власти и требует всё более мощного оружия для расширения своих границ. В этот период происходят одновременно два разнонаправленных процесса. Во-первых - доведение борьбы за власть до полного абсолюта, когда иерархические войны в прямом и переносном смысле сметают все границы, идеологически оправдывая это именно моделью традиционного патриархально-кланового социума; но, во-вторых, при этом постепенно исчезает естественно-экономический фундамент иерархической системы. Этот период часто называют кровавым.  Но одновременно в истории появляются не только имена королей-властителей и их военных начальников: значимыми для истории становятся изобретатели, ученые и прочие креативные личности, не всегда вписывающиеся в иерархические структуры. Для удержания власти иерарху по-прежнему нужны стандартные, не думающие, солдаты-винтики, но победу в войнах часто решали технологии и новые научные открытия, а это могли сделать только люди с незашоренным, внестандартным мышлением.  


***
IV период – настоящее время. Никакая эволюция макроорганизмов уже не в состоянии угнаться за катастрофически быстро меняющейся окружающей нас средой. Турбулентно меняется и социальная среда. Традиционная опора для патриархальных пирамид власти в виде ручного земледелия практически исчезла. Новыми иерархические системами стали транснациональные компании. Передел мира идёт в новых измерениях, непонятных и не принимаемых традиционистами. Конец двадцатого века вновь, после серии мирных договоров,  вернул территориальные,  экономические и идеологические   войны. Сказывается и обещанное Мальтусом перенаселение нашей маленькой планеты. Остались только не пригодные для проживания человека горы, пустыни, полярные области и акватория океанов.  Но и там где живёт человек, среда не похожа на ту, для которой его создала эволюция. Создалась та самая антропогенная среда, к которой человеку ещё предстоит приспособиться. Настало такое время, когда, по словам Чарльза Дарвина, выживает не наиболее сильный, а наиболее приспособленный к переменам.
Но в силу своей ригидности иерархическая система пока делает всё, чтобы ученик не превзошел своего учителя, чтобы всегда отставал от старших и никоим образом не обучился бы думать и принимать решения самостоятельно, оставаясь зависимым от "опыта предков". По сути подобные стремления явным образом ведут к постепенной деградации общества и к социальному регрессу. Сюда же можно отнести и активно педалируемую роль  клериканства и религиозного фанатизма.

А так как естественные природные процессы в обществе все равно остановить нереально – то на стыке развития науки и устаревающей идеологии возникают сильнейшие социальные напряжения, вызванные приложением разнонаправленных сил. С одной стороны, есть необходимость в переменах (в том числе в изменении приспособляемости), с другой – препятствует ригидность мышления. Еще В.И.Ленин говорил, что собственно революцию совершить не сложно, куда сложнее произвести революцию в умах. Получается, что научно-технический прогресс в массе своей есть, а столь же массового прогресса "в умах" – пока нет. В том числе и поэтому в образовавшейся высокотехнологической, антропогенной среде у большинства населения все ещё доминирует ригидное, мифологическое и иерархическое мышление.

Попытки вписать новую среду в старую схему восприятия при таком раскладе раз за разом терпят неудачи. У людей с таким мышлением происходит выраженный конфликт на уровне "человек-среда": они не в состоянии существовать в новой антропогенной среде, и либо сами что есть сил тормозят ее развитие, либо становятся ее жертвами.

Как сказал лауреат Нобелевской премии, американский учёный японского происхождения Митио Каку, "Самое опасное время – сейчас. Мы никак не избавимся от дикарского прошлого, от фундаменталистских идей, витающих повсюду. При этом у нас уже есть ядерное, химическое, биологическое оружие, способное уничтожить всё живое".

Но если всё же принять как данность, что законы природы отменить невозможно, и они пусть медленно, но неуклонно берут своё -  в социуме постепенно формируется другая тенденция. Основной сегодняшней проблемой патриархальной иерархии как раз и стало то, что основное ее условие формирования и поддержания – неизменная система задач, повторяющаяся каждый год – стала окончательно пропадать. Условия начали меняться, пожилые люди перестали успевать за новыми навыками, менее ригидная молодёжь осваивала новое быстрее и интенсивнее – в результате власть старших, основная на их большем опыте, обеспечивающим выживание и благополучие, стала расшатываться. Жизненный опыт перестал вести к безопасности и благополучию по умолчанию. И стало появляться (в том числе, как говорится, "выходить из шкафа")  всё больше людей с аналитическим мышлением,  опирающихся не на патриархально-иерархические понятия,  а на логику, знания и науку. Тех, кто не настолько ригиден, чьё мышление гибкое, аналитическое, прогностическое, кто постоянно нуждается в новой информации и готов думать. Та часть ресурсов психики, которая у большинства отдана под хранение стандартных алгоритмов межличностного поведения, у лиц с внестандартным мышлением может быть отведена под логику и прогностическое мышление. Тоже символьное, но безоценочное, такое, которое отражает реальную действительность.  У такого человека больше шансов вписаться в реальную быстро меняющуюся действительность, а не цепляться за патриархальные устаревшие скрепы.

В США таким личностям давно дали короткое название – нёрды.  Нёрд (англ. Nerd — зануда; «ботаник») — это человек, глубоко погруженный в умственную деятельность, исследования, вместо того, чтобы участвовать в более популярных общественных или культурных явлениях.

Нёрды обрели популярность в США в период последвоенной гонки технологий: тогда как раз там и настал период востребованности личности с незашоренным мышлением, занимающейся умственным трудом. Безусловно, вначале над такими людьми потешались, как над любой личностью, выбивающейся из массовых привычных большинству стандартов. Наиболее частыми поводами к насмешкам оказывалась полная увлечённость нёрдов своим делом, которая мешала им жить полноценной – по мнению стандартного большинства – жизнью: решать бытовые вопросы, встречаться с противоположным полом, участвовать в общепринятых культурных и прочих массовых мероприятиях.

Но начиная с 80-х годов прошлого века ситуация в США начала меняться. Нёрды, не боящиеся одиночества и "отверженности большинства", а кроме того, желающие и умеющие продуктивно работать в своей области, полностью смогли раскрыть свой потенциал с появлением Интернета, ознаменовавшего так называемый "период эмоциональной разобщённости и интеллектуальной объединённости". Пока обычный человек только вникал в то, как пользоваться новыми технологиями, развивающимися со стремительной скоростью, нёрды основывали целые технологические империи, становясь настоящими знаменитостями.

Дело в том, что личности, не зашоренные в процессе мышления определёнными ригидными стандартами, довольно качественно умеют добывать информацию, анализировать ее и генерировать идеи. И если эта идея, опирающаяся на внестандартную логику, совпадает с логикой реально существующих внешних событий и явлений - то она вполне может быть востребована! И получается – чем такой человек сам интеллектуальнее и чем интеллектуальнее общество, в котором он адаптируется, тем больше у него возможностей для адаптации.

Внестандартная личность уже "не от мира сего", со своим умением видеть то, чего не видят другие (многие исследователи в своих описаниях подобных свойств личности подчёркивали, что такое умение и способность не быть связанным стандартными устоями типа "так не бывает" – основа таланта в любой области).

Таким образом, с развитием и расширением антропогенной среды и научно-технического прогресса нёрды – они же внестандартно мыслящие личности - становятся всё более востребованными там, где производство и прочая работа базируются на логике и экономике, на ниве научно-технических и социальных разработок, что в свою очередь вытекает из дезактуализации ручного земледелия: земледельческое хозяйство становится аграрной промышленностью, и в этой области уже нужно не "больше работников" как таковых, а больше тех, кто может придумать новые специальные машины и технологии. Соответственно, у иерархической системы, базирующейся на ручном земледелии, перспективы опять-таки весьма пессимистичны. И мы сейчас наблюдаем как раз ту самую "эпоху перемен", которой когда-то пугал всех Конфуций.

Но тот социум, в котором пока преобладают люди с иерархическим, мифическим и рельсовым мышлением, до признания нёрдов ещё не дошёл. В частности, наша страна как раз находится на этапе "внестандартно мыслящие люди – больные".

Если воспользоваться статистикой и для более наглядной картины примерно распределить людей по способностям, интеллектуальным возможностям и прочим "стандартам мышления" на известной кривой Гаусса, то на ее пике естественным образом окажутся те люди, которые подходят к вопросам жизни, как правило, довольно типично и чаще всего в основном по критериям "списочного счастья" (хотя здесь необходимо учитывать еще и то, что переходы от пика к краям на кривой Гаусса плавные, и не всегда есть чёткие критерии дифференциации "стандартов личности"). А по краям кривой оказываются те, кто "в норму не вписывается": с одной стороны – люди с теми или иными "дефектами личности", а с другой – с незаурядными способностями, интеллектом и мышлением. И большинству окружающих бывает сложно по внешним наблюдениям отличить одну крайность от другой.

 


 



Если представлять это графически, то "нормальную среднестатистическую личность" можно обозначить обычным ровным кружком. Личность, страдающую той или иной психической патологией – кружком с некоей "выщерблинкой": так как болезнь образует некий дефект, как бы "выгрызает" часть полноценной личности. А третий вариант – личность с нерядовыми способностями – изобразим кружком с "добавкой". И как легко заметить, оба "крайних варианта" будут внешне отличаться от стандартного кружка, только не все могут понять – чем именно: минус-симптоматикой (увидеть отсутствие чего либо часто очень не просто) или добавочными способностями. В силу этой путаницы личности "со смещением", причём всё равно с каким, нередко имеют существенные проблемы с социальной адаптацией и восприятием в социуме. Поскольку в иерархически-мифической среде логически мыслящие внестандартные люди тоже считаются дефектными – не умеют думать по стандартам и "чувствовать, как надо" (говоря научными терминами – реагировать нейротипично).

Ещё здесь можно припомнить слово "инакомыслие". Его этимология говорит буквально, что в социумах, где это слово имеет отрицательную коннотацию, нормой считается – мыслить одинаково. Всем. По любому поводу. А мыслить как-то "инако" – чревато разными последствиями. Но интеллект – не эмоционален, а также он "вне стандартов", вне оценок "хорошо-плохо". То есть прогнозируемые, логически выверенные поступки и идеи перестают быть эмоционально оцениваемыми, особенно по принципу "хорошо-плохо".
Можно согласиться с тем, что внестандартные личности - не нормальные. Они действительно не укладываются  в среднестатистическую норму. Но всех оптом записать их больные только потому, что их поступки и их логика бывает непонятна некоторым представителям большинства - это, к сожалению, частый перегиб.
Нёрдов до сих пор задавливают с детства, пытаясь привести их к общему стандарту поведения и мышления (чему, кстати, изрядно способствует пресловутая система ЕГЭ). Кстати, чаще всего родители маленьких нёрдов предъявляют следующие жалобы: ребенок не слушается, плохо управляется, не выполняет прямые приказы и задает много странных непонятных вопросов. Сегодня появились и новые диагнозы для нёрдов, которые часто ставят врачи буквально по заказу родителей: чтобы последние получили возможность считать "У меня ребёнок не инакомыслящий, не бракованный, а больной".

Поле для гипердиагностики в этой области действительно огромно: в разных источниках можно лицезреть так называемую "аутистическую триаду", на основании которой часто ставится диагноз. Судите сами:
• недостаток социальных взаимодействий;
• нарушенная взаимная коммуникация;
• ограниченность интересов и повторяющийся репертуар поведения.

А теперь взглянем:
- кто определяет "недостаточность" социальных взаимодействий? Для кого это недостаток, по какой шкале?
- в каком смысле, по каким критериям определяется нарушенность взаимной коммуникации? Если вы что-то говорите человеку, а он вас не понимает – вы аутист?..
- ограниченность интересов – в каких границах это определяется, кто это решает? Например, в детском саду ребёнок читает Энциклопедию юного астронома, тогда как все идут слушать сказку про курочку Рябу. Ему эта курочка уже совершенно неинтересна, однако все должны ее слушать – и он тоже: он не хочет и отказывается раз за разом – делается вывод, что интересы ограничены, взаимодействие нарушено, репертуар повторяется, всё - аутист. И теоретически под эту триаду опять же можно подвести любую психически здоровую, но внестандартную личность.

У многих подобных клиентов до сих пор присутствует основанный на горьком опыте страх перед психотерапией: "Меня начнут переделывать и исправлять, чтобы я был как все". Потому что пока ещё немногие психотерапевты умеют работать с такими клиентами. Чаще, увы, предлагается адаптация по принципу газонокосилки: при взгляде сверху все должно быть ровно и красиво. Всех под линейку постричь, чтобы никто не высовывался. А кто уклоняется от подравнивания – тех вырвать с корнем.

Людям с подобными сложностями в общении нужна грамотная адресная помощь, в первую очередь – в вопросах их личной, индивидуальной социальной адаптации. Не лечение, а то, что сейчас называется "психотерапия здоровых", помощь в адаптации через знания и логику, причём с сохранением специфики их личности (когда такого человека не ломают под стандарты большинства). Урегулирование создавшегося конфликта на уровне "человек-среда". Помощь в настройке и отладке личных взаимоотношений с окружающим социумом.
Данный консультационный подход предъявляет высокие требования к психотерапевту – необходимость понимать внестандартность мышления такого клиента, проявлять уважение к ней, не ломать личность. И психотерапевту важно самому иметь возможность хотя бы на время работы с таким клиентом выйти из мифически-иерархического дискурса, а то и вообще в нём не пребывать.

Какие конкретные шаги могут быть сделаны в рамках такой помощи?

Прежде всего – тщательное исследование конкретной личности, её специфики, структуры и акцентуаций. Затем – определение ресурсов и возможностей этой личности, в том числе в вопросах контакта с окружающей социальной средой. Далее – анализ собственно той социальной среды, которая окружает человека, ее структуры, специфики и т.п. И в процессе всего этого – помощь в доведении результатов этих исследований до сознания клиента, иногда через препятствия внутренней цензуры, то есть через психоаналитическую работу. Но вообще сознание, логика, собственное аналитическое мышление – это одна из наиболее сильных сторон данной группы клиентов, и это важно использовать в терапии. Но даже при том, что я употребляю термин "группа клиентов" – у каждого конкретного клиента всё будет очень индивидуально.

И одна из важных задач адаптационной терапии в подобных случаях – содействие клиенту в том, чтобы он пошёл по жизни самостоятельно. Чтобы сам, если хотите, мог своей жизнью управлять, и не оказался зависимым от психотерапевта. Чтобы научился прогнозировать реакции собеседника, в том числе реакции стандартные, даже не будучи стандартно мыслящим человеком. А уж что потом делать с этими реакциями – как говорится, возможны варианты, из которых клиент сам будет выбирать в зависимости от его целей, выгод и задач, при этом (как говорят юристы) оставаться в правовом поле и свои проблемы решать социально приемлемыми методами.

Психотерапевт здесь  может оказывать какие-то консультационное сопровождение (коучинг), но с течением времени оно закономерно будет становиться все менее интенсивным, пока не закончится совсем.  Но для этого результата опять-таки крайне значимым становится умение помогающего специалиста видеть всю специфичность и индивидуальность клиента, и умение не все-таки не загонять его в общепринятые стандартные рамки.

Часто меня спрашивают, возможна ли в принципе адаптация человека с внестандартным мышлением в стандартном социуме. И всегда хочется ответить цитатой из старого известного фильма: "Нет ничего невозможного для человека с интеллектом". Или процитировать Нельсона Манделу: "Сложности и невзгоды разрушают одних людей, но создают других". Последняя фраза, кстати, как нельзя лучше описывает то, что происходит с социумом в нынешнее "время перемен". А если вспомнить слова ещё одной известной внестандартной личности, а именно – Сомерсета Моэма, то можно предложить такой рецепт адаптации с помощью консультативной психотерапии: "Немного здравого смысла, немного терпимости, немного чувства юмора – и можно очень уютно устроиться на этой планете".
 

Презентация к докладу

 

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу знать свой статус в коллективе
Я хочу понять свой статус в обществе
Я хочу быть женщиной
Я хочу быть здоровым
Я хочу быть знаменитым
Я хочу быть мужчиной
Я хочу быть настоящим мужчиной
Я хочу быть нормальным
Я хочу быть счастливым
Я хочу быть уверенным

Темы: доклады доктора Нарицына, иерархия, конгрессы, конференции, круглые столы, проблемы адаптации в социуме.