ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Новый человек – новое бессознательное

Дата создания: 21.10.2016
Дата обновления: 21.10.2016
На протяжении последних нескольких тысячелетий люди общались между собой в основном с помощью голоса. На вербально-аудиальном общении базировалось и мышление, и передача эмоций, и в частности психотерапия. Но примерно с середины прошлого века начали появляться люди, которые воспринимали написанную/напечатанную информацию и излагали собственные мысли напрямую, без внутреннего проговаривания. Общение и восприятие информации современного человека постепенно становится короче на один этап, а канал восприятия – шире. В том числе эмоциональная информация сегодня всё легче передаётся и воспринимается, минуя произносимые слова. Вся обработка, в том числе бессознательная, всё чаще проходит через буквенно-цифровой интерфейс. И возникает вопрос – как это может повлиять на процессы и методы современной психотерапии.

Нарицын Николай Николаевич,
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Общероссийского совета по психотерапии и консультированию,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и ведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru



Пленарный доклад, представленный на Международном конгрессе
"
Вызовы эпохи — психотерапевтическая помощь человеку, группе, обществу. Семья в зеркале психотерапии" 14-16 октября 2016 г.
Журнал "Психотерапия" № 9-2016


Одной из острых проблем современного мира, как и одним из его достоинств в плане развития, является достаточно высокая (и в какой-то степени катастрофическая) скорость перемен, в нем происходящих. При том, что пока не так очевидны и механизмы этих изменений, и их причины и принципы. И для тех, кто работает в этом быстро изменяющемся мире, в том числе для психотерапевтов, чрезвычайно важно понимать, что и почему вокруг происходит.

Отталкиваясь прежде всего от названия сегодняшнего конгресса – "Вызовы эпохи", я бы предложил рассмотреть два основных вопроса.

Первый – какая именно эпоха бросает нам вызов?  Ответ может быть весьма неоднозначен: потому что многие люди, и в том числе наши клиенты, следуют за новой эпохой развития человечества, которая рождается сегодня буквально на наших глазах, а многие продолжают принимать вызовы прошлого, пытаясь остановить прогресс и остаться в прежних, привычных рамках существования, несмотря ни на что.

И второй вопрос – вызовы ли бросает нам любая эпоха? Проблема в том, что "вызов" во многом подразумевает дуэль, противостояние, конфликт. Однако даже новые требования современных реалий, предположу, означают скорее не призыв к противостоянию и борьбе, а прежде всего необходимость анализа, системного изучения: в чём состоят происходящее сегодня знаковые перемены, как они влияют в том числе на специфику современной психотерапии, и как, говоря прагматичным языком, современные люди могут это использовать.

И в частности, предлагаю некоторый анализ изменений в системе "человек-среда", с которой чаще всего приходится работать психотерапевтам: с учётом того, что быстрым изменениям сегодня подвергается не только среда, но и человек.

***

На пути развития от животного к человеку эволюция сделала три важных шага.

Первый – слоговая, грамматически выверенная речь. Если говорить о «языке животных», то он создан сравнительно давно. Почти всем многоклеточным необходимо было заявлять о себе потенциальному половому партнёру, сообщать об опасности, обучать детёнышей, обозначать свою позицию во внутристайной иерархии и, в наиболее сложных случаях, сговариваться о распределении ролей при стайной охоте. Для этих целей с древнейших времён используются феромоны, позы-жесты и различные звуки. Границу между животными и людьми с большой уверенностью можно провести там, где появляется членораздельная речь, управляемая грамматической логикой.  Это был первый революционный прорыв в эволюции человечества. Если звуки животных протяжные (аналоговые) и потому могут представлять собой ограниченный набор сигналов, то человеческая речь в обилии содержит чёткие разделители, к тому же кодированные грамматическими правилами: таким образом, слоговая речь становится носителем структурированной информации. Здесь уже не важно, передаёт эту информацию мужчина или женщина, ребёнок, взрослый или старик – смысл сохраняется. Стало совсем не обязательно каждому человеку быть свидетелем того или иного события или явления: знания о них  стали доступны и другим членам данной группы людей. Более того, при появлении слоговой речи отпала необходимость хранить весь необходимый для выживания вида объем информации в одной голове (когда каждый должен был знать всё). Появилась возможность накопления и сохранения много большего объёма знаний. Стали возможны обмен и деление знаниями, а также их распределённое хранение.

Коллективные знания группы продолжали увеличиваться без потребности в увеличении размера головного мозга каждого индивидуума. На этом этапе в принципе уже можно говорить о первых шагах информационной эры на нашей планете.


Второй важный шаг - изобретение письменности (не пиктограмм, а именно записанной грамматической речи).  При устном общении обмен информацией, передача и хранение были возможны только при наличии живых носителей этих знаний. Более того, в процессе изустной передачи многое могло искажаться, умалчиваться или добавляться: каждый рассказчик естественно привносил в изложение что-то от себя, и соответственно, информация менялась, подчас довольно ощутимо. Изобретение письменности (фиксированной информации на твёрдых носителях) привела, во-первых, к тому, что увеличилась продолжительность хранения сведений: появилась возможность сохранять знания для последующих поколений, за пределами жизни человека. И что ещё важно – между источником и получателем информации больше не стояло живого посредника со своим восприятием: важно было только владеть тем языком, на котором был написан определённый манускрипт. Скажем так, пусть и с некоторой тавтологией: теперь два разных человека, прочитавших один и тот же текст, как минимум гарантированно читали один и тот же текст, (пока без учёта индивидуальности восприятия).

В результате этой неизменяемости написанное/напечатанное слово постепенно стало восприниматься как более достоверное. А возможность собирать и накапливать зафиксированные сведения привела к созданию библиотек. Объем знаний, которыми владело человечество, продолжал увеличиваться. А кроме того,  если  устная речь сохраняла информацию внутри отдельного социума, то письменная доносила ее до разных: важно было, повторю, только знание языка. В этот период информационная эра перешла на второй этап развития.


И третий важный шаг человечества - изобретение Интернета. Да, возможность  записывать информацию привела к увеличению количества "печатного слова", как изобретение телефонной связи позволило пользоваться устной речью на больших расстояниях; но всё это не дало качественного скачка, не повлияло на суть и принципы коммуникации.

Появление же Интернета привело к более глобальным изменениям в системе "человек - социальная среда": как минимум, с его появлением информация начала распространяться практически безгранично. Затем, Интернет позволил объединить людей во всеобщую, глобальную сеть общения, где каждый может поговорить с каждым, где любой пользователь потенциально может быть не только читателем, но и писателем, и фактически издателем. Не зря в последнее время набирает обороты развитие именно социальных сетей, блогосферы и прочих средств сетевого общения: как индивидуального, так и группового.

Существование Интернета ускорило как получение информации, так и возможность непосредственного её поиска по личному запросу. Не говоря уже о том, что изобретение онлайн-словарей ещё больше упростило коммуникацию между разноязыкими пользователями.

Возникло общее информационное пространство без границ, основанное на письменно-знаковой электронной коммуникации. Новая степень свободы мышления и постепенного изменения системы этого мышления.  IT-технологи создают нейронные сети, приближая компьютеры к человеку, эволюция создаёт человека, всё более интегрированного в информационную среду с опорой на компьютеры. В итоге слияния и взаимопроникновения этих двух направлений формируется новое эволюционное образование – интеллектосфера. 

С развитием интернета отпала необходимость так называемых энциклопедических знаний, зубрёжки и хранения в памяти конкретных фактов. Мозг освобождается для обработки этой информации и для абстрактно-логического мышления (машина знает, сколько будет дважды два, а я знаю, зачем мне это надо).  Возросло как прямое общение "с машиной", так и общение посредством машины с другими людьми, в том числе эмоциональное. Опять же неактуальность хранения в памяти фактических данных освобождает место для логически-образного мышления. Грамматическая логика становится цифровой.

Предположу, что с учётом всего вышесказанного становятся архаичными некоторые критерии развития личности, применяемые до сих пор. Например, раньше детей учили читать, проговаривая всё про себя, а то и вслух, что существенно тормозило скорость восприятия текстовой информации. Кроме того, "чтение вслух на скорость" до сих пор используется в некоторых школах как один из базовых критериев развития.

Но информация сегодня, с потерей ведущей роли речевой коммуникации,  постепенно начинает восприниматься и обрабатываться иначе: постоянное невербальное визуально-буквенное общение с быстродействующей машиной стимулирует развитие других отделов коры головного мозга, увеличивая скорость восприятия и передачи информации. Новая интеллектосфера востребует другое качество и другие принципы развития личности, а также новые системы ассоциативных связей.
У современной нейрофизиологии наверняка нашлись бы инструменты и возможности для того, чтобы либо подтвердить, либо опровергнуть эти предположения на уровне морфологии. Мне же, практикующему врачу-психотерапевту, остаётся лишь наблюдать, как подобные изменения оказывают влияние на бессознательное человека и принципы его работы.

***

Говоря о том, как меняется окружающая среда, в том числе социальная, нельзя не учитывать того, что эти изменения неизбежно влекут за собой изменения в том же понятии "нормы", причём во всех аспектах, от бытовых до профессионально-медицинских.  И здесь человек новой формации оказывается в ситуации известного проклятия "Чтоб ты жил в эпоху перемен": как известно, цензурно-нормативные постулаты сплошь и рядом отстают от социальных изменений, поэтому люди с новой спецификой развития мозга сегодня все ещё в основном считаются "ненормальными".

До сих пор есть убеждение, что трудности с разговором по телефону и вообще с общением с незнакомыми (а то и со знакомыми) людьми, проблема бытового "смолл ток" и вообще сложности вербальной коммуникации – это дефект развития, ущербная социализация,  дезадаптация личности. Таких людей предлагалось лечить, править, укладывать в рамки, определённые вербальной, речевой культурой.  Но в реальности можно сказать, что это постепенные последствия развития иных отделов головного мозга, непреложное следствие реалий среды.

Здесь считаю важным упомянуть о так называемом принципе, или рубеже Юма, которым сегодня приходится все чаще пользоваться в работе с клиентами: теоретически этот рубеж разделяет два подхода – с одной стороны "так есть", а с другой "так должно быть". Понимание этой разницы чрезвычайно важно при социальной адаптации, в том числе при логическом понимании того, что многое из области "так должно быть", загружаемое во внутреннюю цензуру современного человека, конфликтует с тем, что "так есть", что выводится из системного наблюдения и логического осмысления и формирует новое бессознательное.

Умение точно искать в интернет-поисковиках сейчас эффективнее, чем умение спросить или поддержать неформальный вербальный контакт. Хотя для многих просто поговорить о незначащих вещах типа погоды – сверхсложная задача, именно в силу расхождения между логическим восприятием "так есть" и "так должно быть", когда человек фактически не имеет права самостоятельно распоряжаться своей жизнью и решениями, ощущая себя обязанным угождать некоему нелогичному цензору, когда-то определившему правила и долженствования, сегодня давно потерявшие свою логическую опору.

Один из известных примеров подобного конфликта – так называемый "рубашкогейт". И пострадавший в нем английский учёный Мэтт Тейлор, научный сотрудник проекта посадки космического аппарата «Филы» на поверхность кометы Чурюмова — Герасименко в рамках миссии «Розетта» (впервые в истории человечества) в ноябре 2014 года.

Новозеландское издание The Verve встретило новость о приземлении аппарата «Филы» на поверхность кометы сообщением с заголовком "Огромный шаг для человека и три шага назад для человечества": по той причине, что радикально настроенных феминисток возмутила рубашка Тейлора, в которой он был во время трансляции посадки.

На этой рубашке (которую Мэтту подарила его подруга, и предположу, что для учёного это был не столько предмет одежды, сколько некий "талисман", надетый в знаковый момент) были изображены полуобнажённые женщины. За это радикальные феминистки обвинили доктора наук в сексизме и заявили, что представительниц слабого пола нет в науке из-за таких шовинистов, как он.

Первооткрыватель кометы Чурюмова-Герасименко, Клим Чурюмов, попытался защитить Тэйлора: "Я знаю Мэтта хорошо, он прекрасный учёный, у него татуировки на ногах, и ничего. Не знаю, кому не понравилась его рубашка. Хорошая, прекрасная рубашка, модная".

Однако в итоге учёному пришлось извиняться — в прямом эфире и чуть ли не со слезами.

Но если вновь обратиться к принципу Юма, то можно понять, как во многих случаях формируется у человека чувство вины: "так должно быть" вместо "так есть" выраженно провоцирует апелляцию к понятию вины и поиску виноватого, если нечто происходит не так, как "должно быть".

Человек нового образца ближе к реальности за счёт того, что находится по естественную сторону рубежа Юма. Но нередко ему приходится испытывать на себе подобные конфликты и ощущать себя "ненормальным" и "не способным к коммуникации". Устаревающий мир с его подавляющим большинством создает конфликты, неврозы и ощущение дезадаптации. И здесь крайне важна готовность и возможность современных психотерапевтов качественно работать с человеком новой формации.



Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу быть оптимистом
Я хочу быть разумным
Я хочу восстановить память
Я хочу восстановить сон
Я хочу выяснить все
Я хочу добиться гармонии
Я хочу забыть о чувствах
Я хочу знать причины ошибки
Я хочу знать свое бессознательное
Я хочу знать свое подсознание

Темы: доклады доктора Нарицына, здравый смысл, конгрессы, конференции, круглые столы, психоаналитическое, психологическая грамотность.