ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Норма

Дата создания: 27.11.2005
Дата обновления: 09.09.2010

Катя Метелица 




«– Как сам-то? – Да нормально. На-а-армальненько!» – очень смешное на самом деле клише. «Нормально», произнесенное нейтральным тоном, означает не более чем «спасибо, o’k, и вам не хворать». Но «На-а-армальненько!» с восклицанием – радостное, хвастливое даже, признание своей состоятельности… или – удачливости? Или… нормальности? Или даже так – как бы статуса выше нормы? Нет, это все-таки нечто особенное. Именно потому, что нет ничего неопределеннее понятия нормы, а следовательно – и нормальности.

В восхитительной книжке «Дневник Бриджит Джонс» есть замечательный момент. Героиня, Бриджит, 32, не замужем, преодолев страшное воскресное похмелье, едет на званый ланч к друзьям родителей, и там ее начинают изводить вопросами, устроила ли она уже свою личную жизнь, не забывает ли о биологических часах и так далее. «Господи, – тоскливо думает она. – Зачем я притащилась сюда? Не хочу, чтобы меня мучили. Хочу, как все нормальные люди, валяться на полу в ванной, головой в унитазе…» 
Нормальные люди, когда у них похмелье, не тащатся на обед к родителям. Нормальные люди не лезут к другим с бестактными расспросами про личную жизнь. Это совершенно определенная позиция, которая иногда входит в конфликт с другой позицией – условно «родительской». Причем «родительская», естественно, тоже вся построена на понятиях «нормальности». 

Нормально: выйти замуж на пятом курсе, родить не позже двадцати пяти, желательно мальчика, потом завести второго ребенка, желательно девочку. Детям подобрать нормальный детский сад, нормальную школу, мальчика лучше определить в физико-математический класс, девочку – можно в гуманитарный или экономический. Купить собаку, чтобы дети нормально развивались. 
Нормально: приобрести абонемент в спортивный клуб, заботиться о карьерном росте, носить деньги не в кармане, а в бумажнике, ставить зимнюю резину. 
Еще, пожалуйста: ужинать не позже шести, носить зимой теплые подштанники, увлекаться футболом, болеть за красно-синих. 
Вариант: напиваться раз в неделю (строго по пятницам), играть в бильярд, покупать диски на Горбушке, отдыхать в Египте, собираться освоить сноуборд. 
Одеваться по погоде; одеваться в соответствии с сезонными тенденциями; одеваться соответственно социальному статусу; готовиться сдать на MBA; читать Мураками… 

…Вспомнила – во времена молодости моих родителей было такое потрясающее выражение – «Нормалёк!» Так много стоит за этим «нормальком» – и план по валу, и тринадцатая зарплата, и гитара с байдаркой, и путевка в Цхалтубо, и кухонный треп, и купленная по случаю болгарская дубленка, и газировка в сифоне, и толстый журнал в почтовом ящике… И поди посчитай, сколько здесь от наивных представлений о «нормальной жизни», а сколько – от барачного послевоенного детства, в котором было, конечно, много светлого, но – теснота, скудость, коптящий примус, жесткость всего жизненного уклада и просто-напросто голод – совершенно то есть не «нормалёк»... 

Вообще, конечно, «как все нормальные люди!» – ключевое родительско-воспитательское выражение. «Ну, почему нельзя сидеть тихо, как все нормальные люди!» – имеется в виду: приличные люди из нашего поколения. Скидки на возраст делаются, конечно, но тоже какие-то усредненные. Даже вот мне – человеку, довольно далекому от «нормальности» (даже и без кавычек), – тяжело пережить тот факт, что мой сынок мало того что ходит в школу в балахоне со скелетом, показывающим средний палец, и с надписью Punk is not dead, но еще и утыкал всю одежду канцелярскими скрепками. Он говорит, что так ходят все нормальные ребята. В смысле – «те, которые, можно сказать, панки». Он, я так понимаю, тоже можно-сказать-панк. 
Могу ли я сказать ему, что нормальные панки, по моим представлениям, живут не дома, а где-нибудь под забором? Ясное дело, не могу. 
Самое ужасное, что когда я представляю своего ребенка в костюмчике, пиджачке, с портфельчиком – так сразу готова смириться даже и со скрепками. 

Это вроде: как нужно есть сосиски? Понятно, что сосиски нужно резать ножом. Но точно так же понятно, что все нормальные люди едят сосиски руками. 
Могу даже подытожить: определяющих критериев нормы всего три. 
Первый – господствующие социально-этические, эстетические и проч. представления. Входя в помещение, нужно здороваться. Белые носки носят только со спортивной обувью. 
Второй – статистика, некий усредненный показатель. Поэт – Пушкин; река – Волга; фрукт – яблоко; пары, состоящие в браке больше десяти лет, занимаются сексом в среднем один раз в месяц (прочитала в журнале Men’s Health). 
А третий, самый главный, – равнение лично на себя, на свои собственные качества, привычки и обстоятельства. 
Это я нигде не вычитала, а заметила сама – еще пару лет назад, когда мы жили между Пушкинской и Маяковской и мой муж Михайлов Саша пытался по телефону заказать билет на самолет, кажется, в «Люфтганзе». По этому поводу состоялся такой разговор: 
– Вы должны прийти в наше представительство, это на Софийской набережной. 
– Да? А поближе к центру у вас нет офиса? 

Софийская набережная, если кто не знает, это у самой Кремлевской стены. «Но ведь все нормальные люди понимают, что центр Москвы – это Пушкинская площадь, разве не так?» 
Ну да, конечно. Где я живу, там и центр. Нормальный такой подход.