ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Виртуальная реальность и онлайн-зависимость

Дата создания: 15.12.2017
Дата обновления: 15.12.2017
говоря о понятии "виртуальной реальности", а также о деструктивных последствиях онлайн-зависимостей, важно разобраться в том, что сегодня называется и является виртуальной реальностью; а также от каких реальных проблем может спасать онлайн-зависимость, как к данным вопросам относится "принцип топора" и чем чревато нарушение так называемого рубежа Юма.

Нарицын Николай Николаевич,
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Общероссийского совета по психотерапии и консультированию,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и ведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru

Нарицына Марина Петровна,
практикующий психолог, психоаналитик,
консультативный член ОППЛ, член ЕКПП,
администратор и соведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru


Доклад, представленный на конференции "Между реальным и виртуальным"
Санкт-Петербург, 09 декабря 2017 г.



Понятие "виртуальная реальность"  – формально новое; однако само явление существует достаточно давно, и в этой виртуальной реальности так же давно все мы живём.
Любое живое существо создаёт в своём восприятии некую модель окружающей среды, и чем ближе эта модель к исходной среде – тем адекватнее восприятие этого существа, и тем большие преимущества оно имеет в эволюционном движении. Но таким образом можно сказать, что своего рода виртуальная реальность в голове  каждого из нас, причём постоянно. Именно она позволяет нам – кому-то более успешно, кому-то менее – моделировать и прогнозировать развитие реальных будущих событий.

В доречевой период человечества эта виртуальная реальность формировалась только на основе личного опыта каждой личности. Появление речи и письменности позволило строить индивидуальную модель реальности на основе переданного и освоенного чужого опыта, передаваемого сперва из уст в уста, а потом и на письме. Более того, можно сказать, что любой писатель, художник, музыкант так или иначе создаёт свою виртуальную реальность как отражение действительности, увиденное своими глазами. И предлагает ее для присоединения к моделям своих читателей, слушателей, зрителей.  Таким образом, отражение реальности каждого человека обогащается, расширяется, становится многогранным и позволяет существенно увеличить собственные возможности логического изучения реальности и прогнозирования её развития. 

Расширение собственного опыта за счёт пережитого опыта других помогает расширить и углубить собственную модель восприятия. И виртуальная реальность – это не хорошо и не плохо, это просто есть, и сегодня все больше становится необходимым в вопросах того же моделируемого обучения.

Появление Интернета повлияло на суть и принципы коммуникации, привело к более глобальным изменениям в системе "человек - социальная среда": как минимум, с его появлением информация начала распространяться практически безгранично. Затем, Интернет позволил объединить людей во всеобщую, глобальную сеть общения, где каждый может поговорить с каждым, где любой пользователь потенциально может быть не только читателем, но и писателем, и фактически издателем. Не зря в последнее время набирает обороты развитие именно социальных сетей, блогосферы и прочих средств сетевого общения: как индивидуального, так и группового.

Существование Интернета ускорило как получение информации, так и возможность непосредственного её поиска по личному запросу. Не говоря уже о том, что изобретение онлайн-словарей ещё больше упростило коммуникацию между разноязыкими пользователями.

И если уж говорить о компьютере – он сам по себе не равен виртуальной реальности, как не равна ей ни бумажная книга, ни прибор с кинескопом. Если хотите, компьютер – это автобус, на котором человек едет в библиотеку, в кинотеатр или в компанию, где ему будут рассказывать интересные истории. Более того, если он не будет ездить никуда – он не будет развиваться (и таким образом будет все дальше от собственно реальности).

Сегодня через компьютер, условно говоря, реализуется львиная доля информации, социализации и прочих важных для развития восприятия процессов и явлений.  Но возникает вопрос: кто же инициирует тогда установки, что читать книги, смотреть телевизор, сидеть за компьютером – вредно? И какие приводятся аргументы?

Здесь важно упомянуть о так называемом принципе, или рубеже Юма, которым сегодня приходится все чаще пользоваться в работе с клиентами: по сути этот рубеж разделяет два подхода – с одной стороны, мир индикативных суждений "так есть", а с другой, мир императивных суждений  "так должно быть". Понимание этой разницы чрезвычайно важно при социальной адаптации, в том числе при логическом понимании того, что многое из области "так должно быть", загружаемое во внутреннюю цензуру современного человека, конфликтует с тем, что "так есть", что выводится из системного наблюдения и логического осмысления и формирует новое бессознательное.

Но тогда любая идеология, не подкреплённая реальными событиями, а то и расходящаяся с ними – это виртуальная реальность. Все, что основано на слепой вере, на априорном восприятии, на отсутствии рефлексий. Всё воспринимаемое без критики и здравого скепсиса. И тогда получается, что о вреде книг, телевизора и компьютера говорят прежде всего те, кто хочет, чтобы человек вместо того, чтобы читать книгу или ходить в интернет по своему запросу, оставался бы подчиняемым другой реальности, которая называется истинной и правильной, а все остальные – виртуальными.

По большому счету, вся виртуальная реальность создана реальными живыми людьми: от священных писаний до игровых программ. И практически всё в вопросе пользы и вреда виртуальной реальности будет зависеть от целей ее создателей. Например, если в качестве одного из примеров взять гипноз, то врач-гипнолог – лечит, а фокусник-гипнотизёр одурачивает, и хорошо, если в цирке для развлечения, а не на улице с целью выманить кошелёк.

Это то, что часто называется принципом топора: им можно и дом срубить, и старушку убить. Инструмент при этом останется один и тот же. Все зависит от целей того человека, кто держит его в руках.

И основная виртуальность такой внушаемой реальности – в том самом рубеже Юма: когда человек, условно говоря, видит чёрное – а его убеждают, что это белое. Когда ему плохо – а ему говорят, что ему хорошо. И так далее. В результате формируется невротическая готовность, вызванная конфликтом навязываемого восприятия с собственной внутренней моделью, и одним из выходов становится уход в реальность другого измерения, туда, куда не дотягивается внешнее давление. В нашей практике довольно много случаев, когда в те же компьютерные игры подросток уходит от родительского, педагогического или любого другого внешнего диктата.

Здесь можно вспомнить рассказ Лино Альдани "Онирофильм": да, в своё время людей пугали такой виртуальной реальностью, но то, что сейчас называется "5D-кинотеатр" – не то ли же самое? Другое дело, что это изначально – кратковременный аттракцион, такой же, как карусель в парке, и да, если кататься на аттракционе всю жизнь – как минимум голова закружится и проголодаешься. Но как можем мы упрекать человека, что он не слезает с аттракциона или не выходит из кинотеатра, если в реальности на выходе его ждут, условно говоря, амбалы с дубинками, угрожающие сделать ему больно, а то и убить? И как можно упрекать человека в том, что он пытается получить какие-то важные для него ощущения с помощью виртуальных аттракционов, если у него стоит явный или бессознательный запрет на получение подобных ощущений в реальности, и банальная сенсорная депривация заставляет его хотя бы таким образом получать необходимое?

Когда внутренняя цензура человека подвергается так называемой контаминации, когда граница рубежа Юма из "так есть" насильно перетаскивается в "так должно быть" – можно сказать, что создаётся тоже виртуальная реальность. Человек ее не понимает, она не согласуется с тем, что он видит, он в ней в итоге не ориентируется, борется с ней, отрицает ее и спасается от нее. И иногда – в качестве спасения – надевает на себя тот самый шлем виртуальной реальности, чтобы не видеть и не слышать пугающих и травмирующих вещей извне.  И одно дело – когда этот шлем применяется для развлечения и обучения, и совсем другое – когда в этом шлеме человек вынужден бежать по реальному лесу и натыкаться на реальные деревья.

Поэтому, говоря о так называемой онлайн-зависимости, тоже всегда приходится конкретизировать: почему человек не слезает с аттракциона или не выходит из кинотеатра.
И если говорить о том, с какими запросами касаемо виртуальной реальности обращаются к психотерапевтам, прежде всего нужно определять: кто заказчик такой работы и каковы его цели. Потому что пока основную часть запросов предъявляют родители, которые жалуются на то, что ребёнок "живёт в виртуальной реальности". А на деле получается, что ребёнок уходит от родительского иерархического давления, пытается сохранить собственную личность и собственную самость, если угодно, хотя бы в том мире, куда родители не могут добраться и в котором они ничего не понимают.

А когда за помощью обращается сам человек лично – с запросом "Я слишком много времени провожу в тех или иных виртуальных источниках и в результате несу потери в реальности: не могу время сделать какие-то дела, теряю в деньгах и так далее" – здесь бывает достаточно обучить его общаться с внешней реальностью так, чтобы она его не травмировала и не пугала, и даже если эта реальность обманывает и о чёрном говорит "белое" – принимать этот факт по принципу "так есть", со здравым скепсисом и логическим анализом.

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу вернуть отношения
Я хочу вернуться к любимой
Я хочу вернуться к любимому
Я хочу выяснить причины зависимости
Я хочу жить без азартных игр
Я хочу жить без алкоголя
Я хочу жить без зависимости от азартных игр
Я хочу жить без зависимости от алкоголя
Я хочу жить без зависимости от женщин
Я хочу жить без зависимости от женщины

Темы: бессознательное, доклады доктора Нарицына, зависимости, конгрессы, конференции, круглые столы.


Логин

Пароль

Запомнить