ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

От года до трех лет: особенности воспитания

Дата создания: 23.06.2008
Дата обновления: 09.09.2010
В самый первый год ребенок активно знакомится с внешним миром, а примерно от года до трех лет начинается следующий этап: знакомство с тем, «кто я в этом мире». И еще возраст от года до трех – это целая эпоха постепенно вводимых разумных самоограничений для ребенка. Иными словами, ребенок учится в этом интервале времени "осуществлять свои потребности социально приемлемыми методами".



Первые три года жизни ребенка – важнейший этап его подготовки к социализации во взрослой жизни.
В самый первый год ребенок активно знакомится с внешним миром, а примерно от года до трех лет начинается следующий этап: знакомство с тем, «кто я в этом мире». В этот период ребенок закономерно воспринимает себя как центр вселенной – разумеется, если это тем или иным образом не корректировать. В это время все детишки – «неразумные эгоисты», и это естественный период формирования их личностной структуры.
Однако если такое ощущение сохранится у ребенка на всю жизнь, то с социализацией и вообще с интеграцией в какой-либо социум у него будут определенные проблемы. Так что именно на этом этапе важно мягко помочь ребенку понять, что в этом мире он далеко не единственный центр вселенной», и что вообще центром вселенной в реальности быть затруднительно.
Вообще есть две крайности, одинаково опасные для будущей социализации вашего малыша:
- когда родители, научившие ходить и говорить, теперь учат "сидеть и молчать", подавляя любую активность ребенка
- и когда родители всячески поддерживают ощущение ребенка "центром вселенной" и даже усугубляют это ощущение, закрепляя у малыша понимание, что он и вправду "пуп земли".
Обе крайности явно вредны для формирования личности, а истина, причем далеко не однозначная, как всегда, где-то посредине.

Период от года до трех лет характерен тем, что человек приобретает за этот период все те основные умения, которыми многие представители "гомо сапиенс" гордятся как "отличиями человека от животных".
Ребенок учится ходить на двух ногах, говорить, выполнять требования культуры и морали, а также соблюдать определенные социальные ограничения.
И фактически невозможно воспитать человека, лишив его в этом возрасте контакта со взрослыми людьми. Такое общение – крайне важно для адекватного социального воспитания (и вообще для воспитания именно "человека разумного" и "человека социального").
Наверняка у многих родителей, воспитателей, педагогов, детских психологов и т.п. есть свои точки зрения, кого можно называть воспитанным человеком, и свои критерии этого. Предложу еще одно определение: воспитанным можно называть такого человека, который может адекватно вписаться в социум и считаться с этим социумом. Не прогибаться под его условия стопроцентно и не бунтовать открыть против всего – а именно вписываться: где-то, возможно, оставаясь при своем мнении. Но для этого свое мнение нужно научиться формировать, а также вовремя перейти от ощущения "я – среда" к ощущению "я – часть среды".
 
Возраст от года до трех – это целая эпоха постепенно вводимых самоограничений для ребенка. Причем не тотальных, а именно разумных и обоснованных. Иными словами, ребенок учится в этом интервале времени "осуществлять свои потребности социально приемлемыми методами". Это культура еды, культура речи, культура общения и т.п.
И самое страшное слово в это время – "он еще маленький".
Да, малыш в период до года ограничен в каких-то действиях чисто физически: младенец не ходит, не говорит и все-таки не имеет той свободы, что годовалый ребенок. А в период от года до трех малыш постепенно обретает определенную свободу передвижений, действий, коммуникаций и т.п., - и вот тут очень важно научить его всеми этими свободами адекватно пользоваться. Так, чтобы у него не было проблем с социализацией.
Меня часто спрашивают по этому поводу: "А как же тогда воспитать "свободную личность"?"
Здесь начну с того, что свобода личности и разнузданность личности – все-таки разные понятия. Как известно, свобода каждого человека кончается там, где она мешает свободе других людей. Следовательно, любая свободная личность, как правило, умеет пользоваться своей свободой не в ущерб окружающим. И адекватное пользование своей личностной свободой опять-таки основывается на определенной базе "перечня первичных социальных запретов".

Конечно, речь совсем не о том, что ребенок должен "сидеть и молчать", вовсе нет! Малыша желательно с детства научить разумно делать выбор, принимать решение и обретать иные навыки самостоятельной личности. Но при этом он уже потихонечку должен получать понятия о том, что существует еще и слово "нельзя". Которое лучше всего применять ОБОСНОВАННО. То есть не просто нельзя, а – нельзя, потому что больно, опасно, чужое и т.п. У ребенка должен сформировываться не просто "внутренний цензор", а "РАЗУМНЫЙ внутренний цензор!" И формирование его начинается примерно в интервале от года до трех лет.
Здесь чрезвычайно важен здравый смысл родителей и актуальных для малыша взрослых: потому что, увы, слишком много печальных примеров воспитания, когда либо ребенку всё разрешают, либо наоборот, всё запрещают. В очередной раз напомню, что крайности всегда плохи, а еще хуже – если "систему запретов" на ребенка обрушивают разом, одномоментно. То всё было можно, а теперь вдруг сразу всё нельзя!..
Куда эффективнее будет, если так называемые навыки "личной и социальной гигиены" будут прививаться ребенку постепенно. Опять процитирую известного психотерапевта, профессора В.В.Макарова, который писал, что "Ребенок должен каждый день делать один маленький шаг к свободе". Именно маленький шаг, и именно каждый день. А не сразу получать либо свободу во всем (опять вспомним, что любая свобода предполагает ответственность и здравые самоограничения), либо, наоборот, тотальную систему запретов.

Уж к слову, вопросы личной гигиены во всех отношениях – ключевой момент социализации человеческой личности. Как минимум, прошу прощения за натурализм примера, ребенок учится "не осуществлять некоторые физиологические действия на людях".
И здесь скажу еще несколько слов о приучении к пользованию горшком.
У "ортодоксальных фрейдистов" в ходу такой термин – "анальная фаза развития" . Иными словами, как раз период от года до трех лет, когда ребенок обучается контролировать свои естественные физиологические позывы, и его внимание постепенно смещается от оральной функции (все тянуть в рот, исследуя) к выделительной области. Фрейдисты, правда, обозначают этим термином стадию развития полового влечения (либидо), однако предположу, что этот термин можно трактовать в плане формирования личности несколько шире.
В частности, ребенок, сталкиваясь с необходимостью обучаться регулировать свои выделительные процессы, сталкивается еще и с общим понятием – что "все люди делают это, но говорить вслух об этом нельзя" (точно так же, как во времена Фрейда, собственно, относились и к сексу, а не только к процессам выделений). В итоге ребенку приходится усваивать, что с одной стороны, у него есть определенная потребность в отправлении естественных надобностей (причем столь же естественным образом получая от этого физиологическое удовольствие), но то или иное озвучивание подобных желаний "на публике" может вызвать у этой публики негативную реакцию.
А теперь представьте сложности ребенка, который еще не в состоянии полностью самостоятельно "сходить на горшочек" и должен для этого как-то привлечь внимание кого-то из взрослых. Иногда он сообщает о своих потребностях вслух, иногда в большой компании, и получает за это определенный выговор. Родители и актуальные взрослые в силу тех или иных причин не могут дать ему понять, что "неприлично и запрещено" не само необходимое организму действие, а его публичное осуществление! "Хотеть в туалет" вовсе не стыдно. Просто нежелательно демонстрировать этот процесс другим людям.
И если вот эти две элементарные вещи в воспитании не разделены - у ребенка возникают различные неврозы. Вплоть до полного отвращения к горшку и возвращения к младенческому пИсанию в штанишки.
А кроме того, в этой области воспитания возникают существенные перекосы в крайности: либо тотальный запрет всего, что связано с функциями выделения, либо тотальное разрешение осуществлять эти функции "где приспичит" и даже получать за это родительское одобрение. Первая крайность возникает чаще всего там, где чересчур строгие родители (а чаще бабушки) считают стыдным уже сам факт наличия любых физиологических потребностей у человека, и которые сами стесняются в общественном месте в принципе пойти в туалетную комнату – "потому что все увидят, что они отправились "по этим делам". А вторая крайность возникает тогда, когда "излишне либеральные мамы", краем уха услышавшие про фрейдовскую "анальную фазу" и сопутствующие ей неврозы, дают ребенку полный карт-бланш на отправление его физиологии в любом месте: говоря при этом, что "мой ребенок нет должен здесь знать запретов, потому что эти процессы естественны ".
В том и в другом случае в результате получается "неумение решать свои потребности социально приемлемыми методами".
С одной стороны – к примеру, девочка, которая НИКОГДА не ходила писать в школьном туалете. Потому что мама ей сказала, что «вне дома это делать стыдно». И ребенок в течение всего школьного дня "терпел", в результате чего заработал тяжелый нефрит.
А с другой стороны – скажем, мальчик, который гордо мог пописать в кузов детского грузовичка перед полной комнатой гостей, причем сидящих за столом: потому что мама считала, что "я не буду делать из ребенка невротика и ему даже дверь туалета во время мочеиспускания закрывать не обязательно".
Разумеется, такие примеры не единичны. И возможно, сами того не желая, родители передают ребенку (а то и переносят на него) свои комплексы в отношении этой области жизнедеятельности человека.

Вообще с "приучением к горшку" связано много проблем и у ребенка, и у его родителей, причем подчас на протяжении некоторых поколений. До изобретения одноразовых подгузников это "приучение" происходило как можно раньше: прежде всего, чтобы родители скорее избавились от многократной стирки пеленок и ползунков. А поскольку маленький ребенок смысла в высаживании на горшок еще не понимал, то приучали его, как сейчас говорится, больше «методом порицания». Таким образом у многих людей сформировалось ощущение естественных отправлений с унижением: и теперь эти люди либо передают это своим детям в неизмененном виде, либо наоборот, ударяются в другую крайность, словно протестуя против того унижения, которое в детстве испытали сами.
А ребенок в более "зрелом" возрасте – в среднем в полтора-два года - уже в какой-то мере осознанно "готов идти навстречу пожеланиям родителей" относительно высаживания на горшок. Он уже осознаёт, что это и для чего, и что нужно, чтобы этот процесс осуществить, и приобретает навыки осознанно. Главное здесь – не ударяться ни в одну из названных крайностей, и довести до сведения ребенка, что он, безусловно, молодец, если делает это успешно, но что в принципе этот процесс демонстрировать всем нежелательно. Это уже начало обучения малыша определенному уровню собственной, личной интимности. И как я уже упоминал в другой статье, наиболее эффективный способ обучения ребенка этой интимности в плане отправления естественных нужд и в принципе личной и интимной гигиены – добрая воля и личный пример однополого родителя.
Вообще воспитание в этом возрасте идет тем эффективнее, чем больше дети видят пример ближайших окружающих его взрослых: разумеется, грамотный, адекватный, взвешенный пример. Наивно надеяться на то, что "воспитать ребенка вам помогут инстинкты". Психологически и социально адекватная личность не воспитывается на одних инстинктах.

Кроме того, у ребенка от года до трех резко расширяются социальные контакты. Эта социализация тоже идет с помощью примера взрослых. И такое увеличение контактов происходит не резко ступенькой, а постепенно. Социальные контакты учат ребенка как вписываться в общество, так и отстаивать свои интересы социально приемлемыми методами. В том числе и с помощью дипломатических приемов и возможного подчинения конкретным социальным нормам.
Что еще важно в этом плане – что дети, сверстники, к сожалению, не могу научить ребенка выработке социально адаптивных навыков. Эти навыки формируются только в общении со взрослыми людьми. Но с другой стороны, увы, социальные проблемы взрослых часто становятся проблемами ребенка, которого эти взрослые воспитывают.
Прибегая к часто используемой мной в работе аналогии – в идеале взрослый учит ребенка быть "капитаном своей жизни", и в частности – вести свой "корабль" по гавани, переполненной другим такими же кораблями. Учит двигаться к собственной цели и решать собственные задачи, не конфликтуя при этом с другими людьми (или, если интересы пересекаются и конфликты неизбежны, минимизировать конфликтную ситуацию). Но, к сожалению, не все взрослые, не все родители сами умеют это делать, и потому им трудно научить всему этому ребенка. Тогда, к примеру, мне приходится обучать всему этому уже взрослых, выросших людей: к примеру, с помощью того же коучинга. Но основные навыки социализации, конечно, закладываются в детстве: в зрелом возрасте их можно в большей степени корректировать, а не приобретать.
И важно помнить, что к трем-пяти годам личность ребенка фактически сформировывается, и дальше уже с родительской стороны идет перевоспитание :) А со стороны ребенка – накопление знаний на базе сформированной личности. Но это уже тоже тема для одной из последующих статей.
 

    Темы: развитие ребенка.