ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Воспитание от трех до семи лет

Дата создания: 13.02.2009
Дата обновления: 09.09.2010
Русская народная пословица гласит: «Воспитывай дитя, пока поперек лавки лежит, а как вдоль ляжет – уже поздно». В самом деле, ядро личности ребенка, основа его психологической структуры и характерологические особенности – всё это оформляется примерно к трем годам. А где-то на четвертом году общения родители обычно начинают эти самые особенности замечать; и начинается не воспитание, а перевоспитание...



Русская народная пословица гласит: «Воспитывай дитя, пока поперек лавки лежит, а как вдоль ляжет – уже поздно».
В самом деле, ядро личности ребенка, основа его психологической структуры и характерологические особенности – всё это оформляется примерно к трем годам. А где-то на четвертом году общения родители обычно начинают эти самые особенности замечать; и начинается не воспитание, а перевоспитание.
В интервале от трех до семи лет у ребенка быстро развивается речь, пополняется активный словарь, формируются новые словесные понятия. И если с года до трех закладываются основы владения речью, то от трех до семи ребенок вовсю обучается использовать речь как систему так называемого вербального мышления. В этот же период закладываются (или, увы, не закладываются) основы будущего умения мыслить логически.

У каждого малыша, как уже не раз упоминалось в разного рода литературе, генетически заложен познавательный инстинкт, впервые упомянутый еще знаменитым физиологом И.П.Павловым. Именно в период от трех до семи лет этот самый инстинкт начинает приобретать абстрактно-познавательный характер, а не пищевой. Иными словами, если одно-двухгодовалый малыш все тянет в рот, проверяя в первую очередь на предмет «съедобности» (почему и не рекомендуют давать детишкам в этом возрасте игрушки из мелких деталей), то примерно около трех лет уже начинается изучение предмета иными путями. Ребенок рассматривает предмет, пытается совершить с ним разного рода манипуляции, а также наблюдает, что делают значимые взрослые с данным предметом.
Также в этот период достигает своего пика эффективности «игровое и ролевое обучение»: когда ребенок осваивает многие навыки в процессе игры. Посему именно в этом возрасте очень велико значение так называемых ролевых, сценарных игр, особенно со взрослыми.
После трех лет активно развивается моторика, умение владеть своим телом, причем многие вещи в этом освоении проходят заметной ступенькой. Например, если попросить бросить мячик ребенка двух-трех лет (в среднем), то малыш кинет предмет себе под ноги и будет смотреть, как он падает. В четыре-пять лет детишки уже кидают мячик по баллистической траектории, стремясь, чтобы он улетел как можно дальше. И так далее, и тому подобное: оттачивается координация движений, их точность, мастерство владения телом и связи «мозг-рука». В этот период (примерно в пять-шесть лет) детишки обычно легко осваивают катание на велосипеде или роликах: то есть осваивают занятия, требующие чувства равновесия и координации.

А психологически едва ли не самое важное, что происходит с ребенком от трех до семи лет – это самосознание себя как части определенного социума. В это время ребенок окончательно убеждается, что он, как говорится, не пуп земли, и мир вовсе не вращается вокруг него. Посему самосознание происходит куда проще, если мысль о «пупе земли» родители и актуальные взрослые не прививают дитяти изначально. Тогда ребенку будет легче понимать, что кроме него, в мире есть еще кто-то, и у этого кого-то есть свои желания и потребности, которые иногда пересекаются с потребностями самого ребенка (здесь опять вспомним о слове «нельзя», которое ребенок по идее должен услышать уже где-то к году, а то и ранее).
С трех до семи лет ребенок в связи с такими пересечениями уже учится находить первые компромиссы, - и опять же, куда результативнее, если его обучат этому родители. Но при условии, что родители сами хотя бы в первом приближении грамотны в плане психологии общения.
Еще одна существенная особенность данного возрастного периода – подражание. Частично я уже писал об этом в статье «Как вырастить личность». Если в год-два малыш смотрит на родителей и просто наблюдает их действия в том или ином случае, то примерно с трех лет он уже начинает активно подражать значимым взрослым, обучаясь различным необходимым манипуляциям.

При обучении различным навыкам посредством подражания чрезвычайно важна обратная связь между ребенком и родителями для «обсуждения и соизмерения результатов», а также общение помимо родительского: с другими взрослыми, с более старшими детьми, а также с ровесниками – «коллегами по жизненному росту». Иными словами, ребенку лет с трех уже важно «вписываться в большой социум», выходящий за рамки семьи. Малышу в этом возрасте для успешной последующей социализации нужна открытая социальная группа, пусть даже не постоянная: родственники, не живущие с ним вместе; дети в детской поликлинике или в песочнице; и как наиболее эффективный социум – детский сад.
Эффективность садика обеспечивается тем, что это группа сверстников, достаточно большая для трехлетки, причем малыш не ассоциирует их как членов собственной семьи. И, если называть все своими именами, не терроризирует своими капризами, как подчас привыкает делать в собственной семье. Каждый маленький ребенок – в определенной мере эгоист, и ему еще только предстоит период, в котором этот эгоизм станет разумным (в идеале – с помощью психологически грамотных взрослых). Так вот, движение к разумности эгоизма (и к успешной социализации вообще) очень стимулируется общением в среде «себе подобных эгоистов», причем не стихийно, а под присмотром профессиональных педагогов. Кстати, профессиональность воспитателей – один из важнейших критериев выбора садика для вашего малыша.
В детсадовской группе ребенок проходит постоянные разнообразные тренинги общения, причем самым серьезным образом, в разных условиях. И учится как реагировать на те или иные ситуации с помощью определенных эмоций, так и кое-где скрывать свои эмоции. Однако сдерживание своих эмоций имеет еще одну, оборотную сторону: именно в возрасте с трех до семи детишки учатся врать. Причем независимо от того, посещают они детский сад или нет. Особенно быстро обучение вранью происходит с теми детьми, которые за правду, условно говоря, получают от взрослых ощутимую взбучку, а когда врут – похвалу. Такое случается в семьях, где от детей ожидают определенной нравящейся взрослым формы поведения. И если ребенок будет говорить. Что он всё именно так и делал (что правдой является далеко не всегда), и будет получить за это всякие поглаживания – то навык вранья вскоре закрепится у него очень прочно. Как и навык достаточно точно определять, какой формы поведения ожидают от него в каждом определенном социуме.

Но опять-таки следует отличать детскую ложь от детской фантазии. Как известно опытным родителям и педагогам, это вещи принципиально разные. Ребенок, фантазируя, не извлекает для себя прямой выгоды, следующей от взрослых: он скорее доставляет удовольствие себе, рассказывая ту или иную придуманную им самим сказку. И как бы ни относились некоторые взрослые к этим «ребячьим выдумкам», - подобное фантазирование развивает у ребенка творческий потенциал, богатство воображения и креативное мышление. И ошибочно полагать, будто «детские выдумки» берутся откуда-то сами по себе. Фантазии ребенка и его творческое мышление в принципе – это продукт переработки разнообразной информации, получаемой ребенком из внешнего мира и в частности окружающего социума, от разных окружающих его людей: взрослых и сверстников. И увы, в одной только собственной семье ребенок, как бы с ним ни занимались, получает в разы меньше «исходного материала» для развития творческого мышления, чем в том же детском саду.

Кстати, родителям, которые говорят «а у меня ребенок несадовский» (причем звучит это чаще всего с определенной гордостью, что ли) – увы, гордиться вряд ли стоит. Ибо «несадовскость» ребенка формируется в семье, и самому ребенку, как правило, не на пользу. Как известно, «Homo animal sociale est», что значит «Человек – животное социальное», и лишая ребенка в необходимом возрасте этой социальности, родители сами затрудняют в будущем процесс вписывания его в последующие коллективы. Хотя, конечно, все можно довести до абсурда: ребенок сначала «несадовский», потом «нешкольный», затем невузовский, а потом?.. Всю жизнь продержать ребенка вне окружения других людей, не говоря уже о том, что все дети нуждаются в каком-то постороннем социуме. Именно для того, чтобы на базе инстинкта познания и потребности к «обучению подражанием» осваивать навыки социального общения.
А что касается «несадовскости», иными словами – любых внутренних протестов против посещения детсада, иногда перерастающих в соматические хвори, – то чаще всего причина вовсе не в том, что в группе сквозняки или заразные дети. А в том, что, скорее всего, ребенок чувствует дискомфорт оттого, что не может манипулировать группой в садике так же, как собственной семьей, и старается избегать садика любыми способами, наиболее эффективным из которых является болезнь. А мама вольно или невольно идет у малыша на поводу: здесь надо уточнить, что в данном случае довольно часто она сама полагает в глубине души, что «никакой садик не заменит ребенку маминой любви». Но это вещи разные, и детям для адекватного социального развития нужно и то и другое, причем никак не в конкурентных отношениях!
Мамы в подобных случаях говорят «Как же я буду водить ребенка в сад, ему там неприятно!» Однако, как ни странно и ни страшно это слышать, – малышу в жизни нужны некоторые неприятности. Так сказать, в «прививочных» дозах. Тогда он научится радоваться жизни и находить из этих неприятностей адекватные выходы: особенно если ему с детства помогают, а не препятствуют родители.

Я уже упоминал фразу, сказанную моим коллегой, профессором В.В.Макаровым: – «ребенок должен каждый день делать хотя бы один маленький шаг к свободе и самостоятельности». И что при этом его необходимо по ходу дела учить пользоваться этой самой самостоятельностью и свободой. Так вот детский сад – это та самая обстановка, которая наиболее эффективно проводит такое обучение на очередном этапе взросления: от трех до семи лет. И при всех своих возможных перегибах это более эффективный и разнообразный тренинг, чем ребенок может получить в рамках собственной семьи.
Безусловно, педагоги в саду бывают разные: но именно поэтому я когда-то упоминал, что ребенка в детский сад лучше отводить тогда, когда у малыша сформируется речь как средство вербальной коммуникации. Иными словами, когда он сможет вам рассказать, что и как творится в садике. В любом случае ребенку, посещающему садик, чрезвычайно важно иметь доброжелательную обратную связь с родителями. А родителям – с воспитателями. И в какой-то ситуации либо помочь малышу преодолеть мелкие социальные трудности, либо – в более чреватом случае – быстро преодолеть угрозу безопасности ребенка.
Вообще, заканчивая тему садика, предложу такое резюме: счастливый ребенок – это то, кто утром идет с удовольствием в детский сад (потому что там друзья и игрушки), а вечером с удовольствием идет из садика домой, рассказывая родителям, что нового он узнал и увидел за день. Если ваш ребенок упорно несадовский – значит, «что-то не то» даже не в системе воспитания, а в системе самого функционирования отношений «родитель-ребенок». И возможно, этим стоит озаботиться родителям в первую очередь.

Что еще важно отметить: возраст от трех до семи лет - основной для подготовки к школе. И кроме основных базовых предшкольных умений, ребенку важно научиться опять-таки еще и самоограничению как с физиологической, так и с эмоциональной точки зрения. Чтобы ребенок смог высидеть даже короткий «первачковый» урок, сосредоточившись на материале, не отвлекаться и не шуметь, а также сдерживать и возникающие физиологические позывы, и эмоциональные всплески. Безусловно, все детишки разные. И один может быть много спокойнее другого, а иной слишком гиперактивен, и его сразу «сдерживать эмоции» не научишь, - но как раз речь и не идет о том, чтобы «сразу». Ребенка важно вводить в окружающий внесемейный социум постепенно: иначе та же школа ощущается ребенком как чересчур резкая перемена окружающей обстановки и ее правил, что доводит некоторых детишек до невротических состояний.
Вот, собственно, и один из ответов на вопрос, - почему психотерапевт-психоаналитик, работающий вроде бы в основном со взрослыми, пишет статьи про воспитание детишек.
Еще одна причина в том, что вчерашние детишки, ставшие подростками и взрослыми людьми, часто приходят в кабинет ко мне и моим коллегам с проблемами, заложенными как раз в детском возрасте. Причем чаще всего в возрасте социализации: от трех лет до семи. Почему, собственно, многие ортодоксальные психоаналитики сразу углубляются в этот период жизни клиента. Хотя здесь тоже важно разграничивать, какие родительские ошибки к каким проблемам приводят, и приводят ли вообще.
А еще причина того, что «вроде бы взрослый доктор берется за детские темы» - то, что, как я говорил уже не раз, любой ребенок – это барометр «общей погоды в доме». И если ребенок часто болеет, становится неуправляемым, плохо вписывается в коллектив и испытывает прочие проблемы вроде бы личного характера – чаще всего выясняется, что вся проблематика берет начало не просто в семье, а во взаимоотношениях родителей или других актуальных для ребенка взрослых. Что, собственно, уже является областью работы как раз психотерапевта - «системного аналитика».
 

    Темы: детский коллектив, развитие ребенка.

    
    Логин

    Пароль