ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

"Эволюция мозга в изменяющихся условиях: человек и окружающая среда - вчера, сегодня, завтра"

Дата создания: 23.05.2014
Дата обновления: 23.05.2014
. Если бы внешняя среда сохраняла бы абсолютное постоянство, то эволюция стремилась бы к перфекционизму и сохранила бы только ограниченное количество идеально приспособленных к ней видов. Всё сегодняшнее разнообразие видов возникло именно благодаря изменениям, иногда катастрофическим, во внешней среде. Меняющаяся экология, по сути, является стимулом эволюционного разнообразия видов. Так какие же изменения экологии создали человека с его неординарным в мире животных головным мозгом?

Нарицын Николай Николаевич,
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Общероссийского совета по психотерапии и консультированию,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
официальный преподаватель и супервизор практики Межрегионального класса ППЛ,
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и ведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru

 


Доклад, представленный на 2-м Международном конгрессе "Экология мозга: искусство взаимодействия с окружающей средой"

 


Согласно теории, в эволюции главную роль играет естественный отбор: выживают, развиваются и совершенствуются те организмы, которые наиболее полно приспособлены к окружающей среде. Если бы внешняя среда сохраняла бы абсолютное постоянство, то эволюция стремилась бы к перфекционизму и сохранила бы только ограниченное количество идеально приспособленных к ней видов. Всё сегодняшнее разнообразие видов возникло именно благодаря изменениям, иногда катастрофическим, во внешней среде. Меняющаяся экология, по сути, является стимулом эволюционного разнообразия видов. Так какие же изменения экологии создали человека с его неординарным в мире животных головным мозгом?

Когда о каких-то социальных событиях или явлениях говорят "Вчера, сегодня, завтра" – обычно во внимание принимаются достаточно краткие отрезки времени. И даже если явления охватывают целый исторический период (от древнего мира до наших дней), то самого носителя событий, человека, рассматривают как некую константу, напрочь исключающую эволюционные изменения.  Как утверждают антропологи, за последние 30-10 тысячелетий эволюция мозга человека разумного как бы приостановилась. Социальные эволюции сменялись революциями, в последние столетия буквально взорвался научно-технический прогресс, но человек в общей своей массе  каким был у костра в каменном веке, таким и остался.

Наши далекие предки в целом были не глупее наших современников. Умных гаджетов у них не было, а умение охотиться на мамонтов и изготавливать орудия и инструменты  из такого твердого материала, как кремний, вручную  –  требовало применения неслабого интеллекта. Именно головной мозг человека способствовал адаптации в изменяющейся окружающей среде.   
В настоящее время мы подошли к некоему порогу, за которым накопившиеся скрытые предпосылки могут взрывообразно, скачком, сказаться на эволюции Homo sapiens как вида, живущего на планете.

В первую очередь взрывообразно начнет меняться мозг и психика здорового человека. Она особенно сильно стала трансформироваться во второй половине ХХ века: эти изменения всё интенсивней происходят (и вероятно, будут продолжать происходить) в ХХI веке. Отследить эти изменения крайне важно.
Чтобы понять, что происходит с человеком и экологией сейчас, а тем более сделать прогноз на будущее, попробуем заглянуть в прошлое, взглянув на историю возникновения и развития человека в целом.


Если попытаться охватить всю эволюцию единым взглядом, то легко можно выделить четыре основных этапа эволюции человека разумного:
1.    доисторический
2.    исторический, он же аграрный
3.    НТР
4.    информационно-технологический (современный)
5.    наше недалёкое будущее.


Первый период  – доисторический, характеризующий формирование человека разумного, а точнее человека социального, начавшийся, по разным данным, 3,5-5-8 миллионов лет назад. В это время природа экспериментировала с разными подвидами гоминид, ставя их вертикально (гомо эректус). В это время, на востоке экваториальной Африке возникли уникальные геологические и климатические условия. Восточно-африканский тектонический разлом как бы разошёлся на две линии, которые вновь соединились, выделив кусочек тропических джунглей в окружении огненного кольца вулканов. К тому же эта площадка стала подниматься, меняя климат из тропического в высокогорный.  Вся экосистема этой закрытой местности стала меняться. Исчез тропический лес, и обезьянам не понадобилось прицельно "слезать с деревьев" в силу исчезновения последних. Джунгли сменились редколесьем, кустарником и альпийскими лугами. Влажный, с почти постоянной температурой климат изменился на сухой и контрастный. Несмотря на близость экватора, стали обычными заморозки.  Изменились пищевые цепочки, а умение быстро лазить по деревьям потеряло актуальность. В других регионах планеты такие изменения растительности привели бы к миграции фауны за отступающим лесом. Но отступать жившим там обезьянам было некуда.  Здесь наши предки предприняли ряд интересных инженерных решений, в общем-то не новых для животного мира.

При резком снижении температуры они, как американские бизоны, сбивались в плотную кучу, более того, как пингвины, вставали на задние конечности, что увеличивало плотность образовавшейся живой массы, и таким образом легче переносить морозы. Об этом я писал ещё в 2000 году в материале «О человеческой сексуальности».   Кроме того, стоя на задних конечностях плотной толпой, они стали  крупнее и выше многих хищников. Передним конечностям с натренированной для захватов кистью тоже нашлось применение. Рога, как у бизонов, у палеоантропов не выросли, а вот камней в долинах горных ручьев и ледниковых морен несоизмеримо больше, чем в джунглях и равнинных саваннах. Прицельно залповый огонь разнокалиберными камнями мог не только отпугнуть хищников, но и иногда добавить мясо в рацион наших предков. Конечно, вертикальная локомоция в биомеханике не дает никаких преимуществ перед передвигающимися рысью или галопом по равнине животными, но в тех специфических условиях предгорья и редколесья ряд важных преимуществ давало именно вертикальное стояние и неспешная ходьба с высоко поднятой головой. Долго ходить на полусогнутых коленях невозможно.  Доказано, что уже ардипитек никогда не опирался при ходьбе на передние конечности; однако название Homo Erectus дадут более позднему виду палеоантропов.
Тектоника и соответственно климат в зоне разлома не оставался постоянным. Некоторые виды извлекли и другие «выгоды» из вертикального положения тела. Ранним холодным утром легче согреться, подставив всё тело восходящим лучам солнца (а также инфракрасному излучению остывающей лавы). Кстати при описанных выше способах терморегуляции густая шерсть становится лишней, а вот требования к мозгу возрастают.

Продолжающаяся на протяжении несколько миллионов лет  тектоническая активность меняла ландшафт, а вместе с нам и климат, а эволюция в меняющихся условиях ставила эксперименты с палеоантропами. Некоторым из них удавалось покинуть африканский «гранд каньон», и они не только расселялись по Африке, но и проникли в Евразию задолго до появления там гомо сапиенса.     
 Кстати, потребность повышать энергозатраты на увеличенный головной мозг - достаточно высокая цена для эволюции; и если примитивным животным удавалось мигрировать в тропические джунгли, то они вновь начинали лазить по деревьям, а на земле ходить на четвереньках. (Можно с натяжкой сказать, что некоторые обезьяны произошли от человека.) Некоторые палеоантропы научились пользоваться огнем, изготовлять орудия труда и оружие для охоты. Назвать некоторые сохранившиеся с того времени артефакты примитивными как-то язык не поворачивается.  50-30 тысяч лет назад в конкурентной межвидовой борьбе выжили только наши прямые предки - кроманьонцы. Доказано, что именно они уже тогда освоили устную речь и меновую торговлю, давшую достаточные преимущества перед другими гоминидами в условиях быстро менявшегося климата.  

Важным критерием,  определяющим этот период, была социальная организация охотников, по сути несколько напоминающая волчью стаю  семейная группа   – прайд, в составе: Вожак; Старшая Мать; просто Мать (может быть несколько); Старший Воин; Воины; Опекуны (Пестуны, могут быть самки, и Дядюшки); Щенки и Молодняк, как переходный ранг, а так же немного особняком ранг Инвалида). Главным в этой организации было то, что вожак (вождь) племени не обладал безграничной властью, но имел авторитет не столько сильного, сколько справедливого лидера. Идти за ним было выгодно для рядовых членов прайда. Это увеличивало их шансы на выживание в дикой природе. Несправедливый сильный диктатор не смог бы выжить, так как все его подданные просто разбежались бы, и где-то в стороне объединились бы под руководством более справедливых лидеров. Сильный тиран-самодур был обречен на встречу со стилодонтом один на один. Как и у волков, у наших предков вожаком могла быть и опытная самка. В отличие от современных приматов, самцы наших предков принимали активное участие в воспитании и обучении подрастающего поколения, особенно с появлением удлинения периода детства. Всё большую роль в отношениях стало играть сотрудничество, а не соперничество. Об этом, в частности, говорит всё уменьшающийся размер клыков, несмотря на увеличивающуюся долю мяса в рационе. Тогда же в семейных отношениях стала приобретать ценность моногамия (по Маркову): я бы сказал, что начался дрейф семейных отношений в сторону моногамии.  В этот период, вероятно, появилась и устная речь.

Наш первобытный предок не отделял себя от окружающей среды, он был частью её. С изменением условий жизни постоянно изменялся и человек. Вот уж где «бытиё определяло сознание». К концу этого периода у людей сформировались и межличностные различия (характеры, личностные акцентуации). Кто-то был бесстрашным охотником, кто-то – лучшим аналитиком-следопытом, кто-то – трудолюбивым изготовителем каменных орудий и т.д. Однако основным конкурентным преимуществом человека как вида оставалась универсальность, высокая приспособляемость к внешним условиям. Оказание самопомощи и взаимопомощи (первобытная медицина) осуществлялось, как и у животных, в основном с опорой на инстинкты. Но с усложнением коммуникаций и появлением речи уже тогда  появилась психотерапия, чаще всего суггестивная, с использованием измененного сознания (первобытную психотерапию сейчас называют шаманством).
Ещё одним фактором, ознаменовавшим завершение первобытного периода, является исчезновение (вытеснение) с планеты других видов палеоантропов. Гомо сапиенс остался единственным видом человека на земле, и межвидовая конкуренция как двигатель естественного отбора завершилась. Биологически человек как вид достиг совершенства и гармонии с той окружающей средой, что осталась после последнего оледенения.

Второй период   – исторический, он же аграрный и по сути поворотный на пути эволюции. В нём происходит массовый переход к земледелию: это привело к меньшей зависимости человека от частых, но не катастрофических капризов природы, но к большей зависимости человека от человека. В этот период человек начал активно создавать вокруг себя антропогенную среду.  В этот период  появилась письменность, несправедливость, идеология и пирамиды власти. Привязанный к земле крестьянин уже не мог просто покинуть возделанное поле, не собрав с него урожай. Он потерял ту первобытную мобильность, которая до этого позволила ему расселиться практически по всей планете. Для охраны своих возделанных полей люди на  заре земледелия вынуждены были объединяться в крупные сообщества (города и поселения), к тому же в разы возросла общая численность людей. Так что реальным окружением каждого человека стала не дикая природа, а социальная среда. Справедливость лидера потеряла свою очевидность, а вместе с ней и актуальность: с потерей мобильности стало невозможным массово сбежать от тирана. (Пример простой арифметики: некто, вооружившись дубиной, у десяти крестьян отбирал по ½ части собранного урожая и сам становился владельцем 5 целых урожаев, получал преимущество в питании, становился сильнее и доминантнее).  В этот период именно диктаторы, сильные и вооруженные, узурпировали всю власть над остальной массой людей.

Для организации управления понадобилось построение пирамид власти. Здесь можно считать эволюционным «достижением» появление иерархического мышления. Данное мышление – это восприятие мира, при котором человеку чрезвычайно дискомфортно находиться в социумах, не имеющих выраженных лидеров, иерархических лестниц и прочих вещей, которые четко отражают основную максиму: «Ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак». Эта максима описывает всю суть иерархического мышления. И человеку с таким мышлением постоянно нужно знать, кто в том или ином социуме по отношению к нему Начальник, а кто – подчиненный (он же Дурак). Тогда он сам будет четко представлять общую картину окружающую его социума и сумеет так или иначе в нее вписаться.
Причем называть иерархическое мышление «мышлением» – не совсем точно: к мышлению, анализу, логике оно практически не имеет отношения. Скорее это некая структура жизненного поведения, относящаяся к области так называемой внутренней цензуры. По сути подобное «мышление» определяет характер всех поступков человека: наличие или отсутствие иерархического мышления может являться одной из добавочных (но весьма существенных) характеристик личности. Однако нельзя сказать, что оно существует только в двух ипостасях: или есть, или нет. Наличие иерархического мышления может быть выражено в той или иной степени: здесь его можно сравнить с небезызвестной экстраверсией/интроверсией. А так как бывают и так называемые «амбиверты» – где-то тяготеющие к экстраверсии, а где-то к интроверсии, – по аналогии можно сказать, что многие люди в каких-то ситуациях мыслят иерархически, а в каких-то – нет. Это зависит от очень многих факторов: особенностей воспитания, родительских сценариев, особенностей структуры личности и т.п.
Таким образом, иерархическое мышление – это образ мыслей и действий в жесткой привязке к иерархии, при том, что эта привязка доминирует в образе жизни и поведении. Для такого человека в любом социуме будет прежде всего актуален внутренний «табель о рангах».

Во времена земледелия началась и сегрегация по половому принципу. В понятии земледельца семена — это ценность, а земля — это грязь; чтобы она родила, нужно это семя в неё посадить. Такой же матерью-землёй для примитивных земледельцев стала женщина. Роль женщины часто низвергалась ниже уровня основания пирамиды власти, так что в итоге из эволюции человека как вида был вычеркнут половой отбор. Вопросы продолжения рода полностью перешли во власть патриархов, старейшин, лично не участвующих в репродукции основной массы населения. Лучше всего то, как старшее поколение занималось селекцией, иллюстрирует А. С. Пушкин в своём знаменитом произведении:

- И, полно, Таня! В эти лета
Мы не слыхали про любовь;
А то бы согнала со света
Меня покойница свекровь.
- Да как же ты венчалась, няня?
- Так, видно, бог велел. Мой Ваня
Моложе был меня, мой свет,
А было мне тринадцать лет.

Более того, мораль и религия жёстко регламентировали сексуальную жизнь человека. В первую очередь подавлялась её гедонистическая, инстинктивная составляющая, что сильно ограничило  эволюционные возможности отбора, описанные Ч. Дарвиным.

В этот же период формировалась и «традиционная, многопоколенная, патриархальная семья», которая по сути копировала пирамиду власти в миниатюре. Для обоснования возникшей несправедливости была создана идеология, в своём крайнем выражении ставшая монотеистическими религиями, закрепившими иерархическую систему как на земле, так и в мировоззрении людей, по сути сформировав ту часть бессознательного, которую потом психоаналитики назовут цензурой или Супер-Эго. К концу того, что мы называем средневековьем, иерархическое мышление стало практически тотальным. Свелось к минимуму разнообразие личностных акцентуаций: в ранг героев были возведены эмоционально-возбудимые, импульсивные рыцари, а также наставлялись на путь истинный объявленные единственно нормальными приземлённые трудяги-эпилептоиды. К демонстративно-истероидным артистам формировалось презрительное отношение (фигляры, лицедеи). А нестандартно мыслящие шизоиды в иные времена могли и на костёр угодить (классификация акцентуаций личностей/характеров по Кречмеру-Леонгарду-Бурно).

Значительно уменьшилась миграция населения в разных регионах ввиду оседлого образа жизни, что привело к разобщённости отдельных государств; развитие культуры каждого региона имело свои нюансы, самым значительным из которых стало расхождение языков.

Несколько особняком, но в этот же период сформировались культуры, опирающиеся на пастбищно-кочевое скотоводство. В условиях засушливых степей, там, где земледелие было невозможным, первобытный человек охотился на стадных копытных и кочевал за этими стадами.  Сильные, выносливые и мобильные люди долго не нуждались в  письменности, но тем не менее в разные годы средневековья расселялись на громадные территории (монголо-татары, Османская империя).  Естественно, их культура и ментальность развивалась несколько по-другому, чем в земледельческой Европе.  Всё, что можно было бы назвать наукой о человеке, в этот период практически полностью переходит в руки служителей религиозных культов.

Третий период (период социальных и научно-технических революций). Продолжается в геометрической прогрессии рост населения. Происходит катастрофически быстрый (по эволюционным меркам) переход от ручного аграрного хозяйства к индустриальному, отличающемуся высоким уровнем технической стандартизации в производстве товаров для масс. Но сам по себе прогресс потребовал креативного мышления многих людей. В первом периоде креативным был почти каждый человек. Из-за отсутствия письменности не только не сохранились их имена, но результаты их открытий. Каждый раз им приходилось заново изобретать новые способы охоты, новые орудия и инструменты, новые способы выживания —  что способствовало быстрой адаптации к новым, меняющимся условиям среды. Это привело к тому, что, как утверждают многие антропологи, примерно 30-10 тысяч лет назад человек как вид достиг вершины своего эволюционного развития. Во второй период выжить креативному человеку было очень сложно: только в качестве прирученного властителем придворного ученого. Нередко их просто уничтожали; по крайней мере, не поощряли их активность. Появившаяся письменность в те времена в основном служила идеологии и прославляла победы правителей и их военных начальников. К концу же второго тысячелетия нашей эры усилиями отдельных изобретателей и ученых происходит взрывообразное развитие технологий, которые полностью меняют экономические основы жизни. В годы НТР потребность в грамотности стала массовой. Даже производство основных продуктов питания поставлено на поток. 5-7 процентов населения, занятых в аграрной промышленности, сейчас могут прокормить всё остальное человечество, избавив низы пирамиды власти от обязанности ежедневно кланяться земле. В итоге научно-технический прогресс, осуществляемый людьми умными и не ленивыми, позволил большей части населения планеты не участвовать в эволюционном развитии человека как биологического вида.  Те же, кто находится на вершине пирамиды, получили в свои руки абсолютное оружие уничтожения и запугивания: такое, что самим стало страшно от угрозы тотального самоуничтожения. Борьба за власть доводится до полного абсолюта, когда иерархические войны в прямом и переносном смысле сметают все границы, идеологически оправдывая это именно моделью традиционной, патриархально клановой семьи; но этом исчезает естественно-экономический фундамент иерархической системы как средства выживания. Но одновременно в истории появляются не только имена королей-властителей и их военных начальников: значимыми для истории становятся изобретатели, ученые и прочие креативные личности, не всегда вписывающиеся в иерархические структуры.

Окружающий человека мир изменился. Сама по себе социальная среда стала настолько агрессивной по отношению к человеку, что дало повод назвать двадцатый век самым кровавым. (Появление  подобных симптомов на едином организме человечества,  трещин, предшествующих разрушению, в сопромате называют линиями Людерса-Чернова).   Тем не менее именно в этот период медицина стала по-настоящему научной. Началось многоуровневое, трандисциплинарное исследование головного мозга человека. Появилась психология и психотерапия, а полвека назад медицинская наука впервые обратила внимание на сложность и многовариантность психики здорового человека. Вообще завершением периода индустриализации можно считать построение общества потребления. А началом конца его - выполненные по заказу бизнеса исследования, выявившие, что люди сильно разнятся по своим жизненным мотивациям. Эти различия играют основную роль в  следующем рассматриваемом нами периоде эволюции человека.  

Четвертый период – тот, в котором мы сейчас живём. Можно назвать его информационным. Но есть и ещё одно настораживающее название: «период формирования общества гиперпотребления». Расселение человека, можно считать, завершилось. Все места, где он мог бы жить, размножаться и вести хозяйственную деятельность, плотно заселены.  Важным аспектом этого периода стало окончательное крушение патриархально-земледельческого экономического уклада жизни. И самым главным признаком стала глобализация информационных технологий,  в частности — массовое распространение интернета.  К этому нужно добавить значительно возросшую миграцию населения, что привело к разрушению установившегося столетиями порядка «пирамиды власти». В результате жизнь гомо сапиенса и им же созданная окружающая среда ставит перед современным человеком новые задачи, к которым он эволюционно не адаптирован. И как уже говорилось, за последние десять-пятнадцать тысячелетий у человека как биологического вида не было стимула эволюционно развиваться.  Если бы ребёнок, родившийся в неолите, вырос бы в современном обществе, то он бы смог вполне адекватно делать покупки в супермаркетах, пользоваться общественным транспортом и даже водить современный автомобиль.  Добыть на охоте (без огнестрельного оружия) мамонта или пещерного медведя значительно труднее. Более того, основные социальные институты, искусственно приспосабливающие человека к крестьянскому труду, перестали работать. Когда не стало тропического леса для обезьян, им пришлось развивать мозг, чтобы приспособиться к новым условиям. Сейчас у человечества появился стимул приспособиться к новой среде, уже созданной самим человеком. И природа ставит эксперименты на людях в виде самых разных вариантов личностей, типов мышления и  вариаций модусов жизни. Конечно, это происходит не у всех людей одновременно. Кто-то живет по старым традициям и изо всех сил пытается препятствовать прогрессу, а и кто-то хотел бы жить по новому, но не имеет наработанных новых «драйверов». Поиски нового и патриархальное стремление к прошлому постоянству приводят к тому, что единый социальный организм человечества пока что трясёт как в лихорадке.

Пятый период пока ещё не наступил, но мы уже стоим на пороге. Не хотелось бы никого пугать, но и закрывать глаза на реальность опасно. Итак, на Земле доминирует человек, который, к сожалению, поступает не всегда разумно. И чтобы пережить этот кризис, а то и просто выжить, понадобится разум: умение аналитически и прогностически мыслить самому, потребность в новых знаниях и обновляемой информации, способность фильтровать эту информацию от разного рода спама и агитации и тренировка практического применения полученных знаний в реальных быстро меняющихся условиях.   В своё время именно разум помог человеку адаптироваться в прошлой изменяющейся среде. И только он поможет личности пережить разного рода изменения среды сегодня и завтра. И основная роль консультативного психотерапевта в нынешнем и завтрашнем мире – это помощь в обучении такому аналитическому мышлению и содействие в адаптации разумных людей в некоторых пока еще неразумных социумах.
 

Презентация к докладу

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу знать свой статус в коллективе
Я хочу понять свой статус в обществе
Я хочу быть женщиной
Я хочу быть здоровым
Я хочу быть знаменитым
Я хочу быть мужчиной
Я хочу быть настоящим мужчиной
Я хочу быть нормальным
Я хочу быть счастливым
Я хочу быть уверенным

Темы: власть, доклады доктора Нарицына, иерархия, проблемы адаптации в социуме, психотерапия здоровых, этология.