ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

О материальности психотерапии

Дата создания: 02.04.2014
Дата обновления: 02.04.2014
Часто, встречаясь с различными дискуссиями о принципах психотерапевтического воздействия, доводится сталкиваться с чем-то подобным: "Психотерапия – это одни разговоры", "Чем лечит психотерапевт? Да ничем не лечит", "Доктор, выпишите мне вместо всех этих ваших разговоров таблеточку". Потому что есть стойкая ассоциация: разговорами не изменить ничего, особенно в области бессознательного. Как можно без химии воздействовать на бессознательное, по какому принципу? И что вообще такое психотерапия без таблеток? Вопрос, что называется, назрел, и потому – предлагаю разобраться.

 

Часто, встречаясь с различными дискуссиями о принципах психотерапевтического воздействия, доводится сталкиваться с чем-то подобным: "Психотерапия – это одни разговоры", "Чем лечит психотерапевт? Да ничем не лечит",  "Доктор, выпишите мне вместо всех этих ваших разговоров таблеточку". Потому что есть стойкая ассоциация: разговорами не изменить ничего, особенно в области бессознательного.  Как можно без химии воздействовать на бессознательное, по какому принципу? И что вообще такое психотерапия без таблеток?
Вопрос, что называется, назрел, и потому – предлагаю разобраться.

Если психика больна, если есть психиатрический или "пограничный" диагноз – могут быть целесообразны таблетки. А если нет диагноза, если нет болезни, нет патологического процесса, но есть глубоко ушедшая проблематика, последствия разного рода психотравм, воспитания, и т.д. и т.п. - то тут вполне можно обойтись и терапией аналитического круга. Без фармакопеи.
Психотерапия и психоанализ – насквозь материалистические вещи, и бессознательное – тоже материально. Я уже говорил об этом в той книге, которая недавно вышла, но с удовольствием разовью тему далее.

Итак, то, что называется обычно "душой", с позиции медицины – и в частности психотерапии и психоанализа – есть совокупность огромного количества биохимических реакций. Какие-то из этих реакций мы осознаём – это называется сознанием; что-то "вложено" в нас на уровне воспитания и жизненного сценария – то, что называется социальными инстинктами или цензурой, что сознаётся частично; а большая часть вообще не осознается, это и есть бессознательное. Это бессознательное обслуживает весь наш организм, от перистальтики кишечника до сохранения равновесия при ходьбе. И самое сложное – что все это огромное количество взаимодействий, функциональных контактов, синапсов действует в каждый конкретный момент в самых разных направлениях. То есть можно сказать, что весь наш организм постоянно находится в динамическом равновесии, и его уровень устойчивости определяется именно динамикой, как у канатоходца с балансиром в руках или при езде на велосипеде. И согласуется все это механизмами обратной связи в нервной системе.

А таблетки, если забегать вперед, действуют более примитивно: они либо все глушат, либо все возбуждают. Я тут не буду останавливаться на подробностях, но в общем могу сказать, что биохимическое воздействие лекарства на организм – как репродуктор, который слышат все гуляющие в месте трансляции, вне потребности каждого в данной информации. А нервная система работает как телефон: она передает воздействия адресно на определенную часть организма, буквально на определенные клетки, согласуя все эти постоянные разносторонние взаимодействия.

И если возвращаться к разговору о том, что бессознательное материально, то в качестве аналогии можно сравнить наш организм с компьютером: "железо" – это нервные волокна и сами нейроны и синапсы, а бессознательное (и психика в общем) – это программы, включающие нужные связи и выдающие определенные результаты. Это то, что определяет наши эмоции, неосознаваемые реакции, ощущения. И работа с бессознательным с точки зрения психотерапии обычно аналогична потребности "подкорректировать программу", если в ней вдруг завелись вирусы, трояны или иные программные сбои.

Компьютерные вирусы – это аналогия некоторых внутренних цензурных штампов и устоев: например, той самой "внутренней мамы", которая всегда в вашем восприятии стоит за вашей спиной и ставит вам оценки, даже если ее рядом нет. Просто с детства она так впечаталась в вашу бессознательную программу, что вам даже страшно подумать, что может быть иначе. Потому что компьютер, в который попал вирус, этот вирус сам не замечает: он просто выдает на-гора пользователю весь тот неадекват, который вирусом провоцируется.

Регулировка такой внутренней вредоносной программы осуществляется с помощью дополнительной поступающей извне информации, которая как раз идет от психотерапевта, от стороннего лица. Потому что точно так же, как человек, скажем, не может видеть свои уши без зеркала – точно так же сложно самостоятельно оперировать своим бессознательным. В последнее время я часто использую такое сравнение: ученый может наблюдать за реакцией, которая идет у него в пробирке, описывать особенности ее течения, изучать, допустим, выделение тепла, высчитывать время реакции и т.п., - но ему крайне сложно все это делать, если он сам в этой же самой пробирке сидит, и реакция эта идет вокруг него и частично с его участием. Здесь потому и нужен сторонний аналитик, причем абсолютно независимый, которого никак не задевает исследуемая ситуация, и который в эту пробирку не попадает.

Безусловно, когда в колбе что-то варится, там более-менее понятно. А когда что-то "не так в голове"?
Тут хорошо бы начать с того, что "не так в голове" - это совсем не обязательно сразу на уровне биохимии напрямую. Иногда как раз цензурно-словесная "прокладка" всё корежит, вот с ней и приходится работать.

Внутренние "цензурные вирусы" и прочие программные сбои могут гробить любую биохимическую радость: только вы начали радоваться – тут же, к примеру, включается ваша "виртуальная мама": "Так нельзя! Это плохо! Ты так не должен/не должна делать!" А почему, отчего – ни один материалист сам для себя не разложит: потому что это его собственные уши, не видные без зеркала, и он сам в этой пробирке сидит. И тут понадобятся такие дозы химии (иногда – того же алкоголя как наиболее доступного средства), чтобы этот вирус отключить, что вместе с ним отключается вся мыслительная часть. Так нередко спиваются довольно здравомыслящие люди, которые иначе не могут победить эту вирусную программу, торчащую между бессознательным (эмоциями, ощущениями) и сознанием.

Если мама говорит ребенку "будешь так делать, тебя бабайка заберет" - ребенок пугается, потому что мама для него - главное условие выживания, он инстинктивно заточен на то, чтобы ее слушаться, и он до конца жизни может бояться бабайки. То есть биохимический механизм страха - обычный, научно описанный много раз, но сработал он - на пустом месте. На ложной, если хотите, информации. И даже если такой человек прочитает сотню книг о том, что "бабайки не существует", его внутренняя цензура будет протестовать: "Ведь мама так говорила!"

Кстати, директивная психотерапия здесь малоэффективна как раз потому, что директивный психотерапевт заменяет собой эту внутреннюю маму, и клиент все равно остается зависимым от внешнего оценщика и руководителя. А консультативный - помогает человеку выйти на логическое осмысление того, что бабайки не бывает, а мама бывает иногда неправа.

И если опять возвращаться к таблеткам – то даже самые селективные препараты все равно действуют более генерализованно, чем подчас нужно. А потом - условно говоря, препарат может убрать вашу тревогу, но не уберет то, что эту тревогу вызывает. Он может убрать внешний "страх быть оцененным", но не уберет самого "вирусного оценщика". И если "вирус" довольно силен и выражен, то могут понадобиться такие дозы успокоительных, которые мало того что приведут к побочным эффектам, но еще и будут действовать на весь организм сразу: проще говоря, вам будет безразлична не только вирусная мама, но и вообще всё. Все внешние сведения, все ответные реакции, всё, что вокруг вас происходит. Вы можете не успеть где-то в нужном месте среагировать, принять решение, совершить необходимое действие. И не случайно при употреблении психотропных препаратов запрещается управлять автомобилем и выполнять иную работу, требующую быстрой и адекватной реакции. Потому что подобные препараты действуют в общем по принципу "Если ты чего-то боишься, закрой глаза".

Безусловно, там, где изначально имеется биохимический дисбаланс, та же нехватка анксиолитиков на уровне "железа" – там таблетки показаны. Но такой сбой – это уже ближе к психиатрии. А если сбой "программный" – то фармакология, ИМХО, не самое разумное средство для его поправки. Тут еще не исключена и зависимость от препарата на психологическом уровне: то есть пока человек принимает препарат – ему не страшно, не тревожно, как только перестаёт – внешний источник страха и тревоги вновь становится актуален, проблема возвращается. И человек уже не может без препарата, потому что без препарата вся его проблематика ощущается в полной мере.

А психотерапия корректирует программные сбои с помощью той же дополнительной необходимой информации. Возьмем такой пример: если человек боится переходить через дорогу оттого, что он не может прогнозировать, собьет его машина или нет, и не знает, как это определить – спасти его от страха можно, рассказав про светофоры, про фазы их работы, про значение их цветов, а также про то, что, даже идя на зеленый пешеходный, желательно определенным образом подстраховаться, потому что водители бывают не самые адекватные. А если человека с таким страхом кормить таблетками – он либо не перестанет бояться, потому что будет актуален источник страха – дорога, либо, если дать ему хорошую дозу, ему станет резко все пофигу и он ломанется через дорогу вне зависимости от того, какой цвет светофора и много ли машин. И скорее всего – кончится это печально.

Чтобы пустить реакцию по другому пути, нужно "переключить стрелки". Химия может только ускорить или замедлить реакцию, но не переключить в другую сторону. Поэтому такое переключение осуществляется с помощью новых информационных потоков. Условно говоря - приходит человек и пишет для вашего компьютера на вашей клавиатуре ту программу, которая "переключит" работу вашего компьютера в нужную вам сторону. Или вас обучает, как такую программу написать.

Поэтому биохимия как таковая не может сама по себе управлять всей сложностью социальных, межличностных и внутриличностных отношений. Здесь она, если хотите, выполняет роль "служанки" у психики и у интеллекта.

Это первое. Далее – снова повторю: одна из основных проблем понимания работы психотерапии -в том, что психотерапия - это не просто "разговоры". Это выдача специфической, индивидуальной, основанной на диагностических исследованиях, востребованной конкретным клиентом информации. И в компьютерной аналогии это будет примерно то же, что диагностика компьютера на вирусы и потом прицельное их убирание с помощью "компьютерного языка".

Тут чрезвычайно важно, как и какую давать человеку информацию на словах, как провести эту информацию через его цензуру, блокирующую элементарное понимание тех вещей, которые непривычны, пугающи, невыгодны и т.п. Кстати, еще в мединституте меня учили, что "первый инструмент врача - слово, второе - травы, и только третий - нож". То есть травы (фармакопею) предписывалось использовать там, где не помогают слова: если сбой именно на уровне биохимии изначально, вне того, что человек слышит, видит и чувствует.

Слово может быть таким же стартером биохимических процессов, как визг тормозов и скрежет шин при опасности на дороге. Почему, собственно, в психотерапии очень важно точное использование слов: потому что как сознание говорит - так и бессознательное воспринимает. Безусловно, можно дать человеку таблетку, как при зубной боли: зуб на какое-то время перестанет болеть, но кариес-то никуда от этого не денется.

Многие думают,  что это "говорение" в одно ухо у клиента влетает, в другое вылетает, и психотерапия работает фактически только в присутствии психотерапевта. Но это не так: если на ваш компьютер с флешки загружена новая программа, так она же будет работать, даже если программист с флешкой ушел домой и флешку унес. Вы теперь работаете с этой программой на своей машине и решаете свои задачи.

Что касается "программ" - то иной вирус можно подхватить на достаточно новый девственный компьютер, и будет этот вирус в памяти болтаться годами, никак не выводясь на экран, но, к примеру, тормозя работу всей системы. Точно так же "программы" типа "мама всегда права" или "надо уважать старших", не включающие логику, не допускающие на цензурном уровне обсуждений "почему надо и почему всегда права" - могут быть "загружены" в жизненный сценарий ребенка в достаточно раннем возрасте и тоже будут болтаться в бессознательном годами: когда человек уже вырос, но точно так же не может идти вперед и освободиться от каких-то шор, потому что ему мешают такие программы.

Вычищаться это может тоже долго: точно так же, как выявить тот вирус, который не проявляет себя при работе программ, можно тоже достаточно длительное время. И нужен соответствующий специалист с соответствующей диагностикой.

Вообще мои коллеги часто говорят, что психотерапия - это расширение горизонтов. И если человек до того ощущал себя в маленькой тесной клетушке своей проблемы с надписями на стенах "Выхода нет" - то он чувствовал себя как загнанное животное, со всеми полагающимися стрессовыми биохимическими реакциями. А если дать ему понять, что вот эту стену можно подвинуть, ту - постепенно разобрать, а на вот эту вообще не обращать внимания - то ему и дышать, образно выражаясь, станет гораздо легче. Он ощутит себя свободнее, и стрессовые реакции на уровне биохимии уйдут.

Но тогда почему, скажем, книга или статья по психотерапии может не помочь  окончательно выйти на логическое осмысление того, что мама иногда не права? А живой психотерапевт – как правило, помогает?

Потому что книга не ведет с вами диалога, не корректирует подачу информации, не работает с вашей цензурой, которая стоит препятствием между "кривой программой" и осознанием, что эта программа кривая. У многих людей, читающих (условно говоря) в книге нечто, конфликтующее с их "внутренними вирусами", возникает этот самый страх, продуцируемый внутренними запретами "в этот темный переулок заглядывать нельзя". Иногда начинается настоящая паника - "мне страшно об этом даже подумать!" - и человек отбрасывает книгу, называет автора дураком и отторгает всё прочитанное.
Всё иначе с психотерапевтом - который во-первых, живой человек, ведущий диалог, а во-вторых, подготовленный специалист, и в идеале обучен работать и с переносом, и с сопротивлением, и с прочими цензурными препонами.

И к сожалению, сложно написать такую универсальную книгу, помогающую всем, как живой специалист. Потому что человеческий мозг во много раз сложнее компьютера. И невозможно создать даже супер-электронную книжку, чтобы она разговаривала с вами, как психотерапевт на индивидуальном сеансе.
А обычную библиотерапию после снятия первичных блоков вполне можно подключать.

Но тогда почему человек не станет так же пугаться терапевта, как книги или статьи?

На самом деле ещё как станет. Некоторые приходят в кабинет и там пугаются, когда терапевт предлагает "Давайте не будем искать ваши потерянные ключи только под фонарем, тем более что вы так ничего там и не нашли: давайте поищем по тем тёмным переулкам, где вы их более вероятно могли потерять". Если клиент пугается в кабинете - это проще всего. Потому что с ним уже можно вести диалог. Хуже, когда он пугается на этапе до кабинета и до терапевта не доходит.
Но сейчас, слава богу, терапевтов много разных, и логичнее выбирать того, кто хотя бы при первом контакте не будет пугать и не вызовет каких-либо негативных эмоций.

Собственно говоря, я как консультативный специалист не настаиваю ни на каком варианте: если человек в отсутствие прямых показаний всё равно больше склоняется к психотерапевтической фармакопее, то единственное, что возможно - это рассказать ему обо всех побочных эффектах такого способа решения проблем; а итоговый выбор он уже будет делать сам. Но понятно, что начинать в любом случае желательно с конкретного исследования конкретной личности.
 

Этот материал можно обсудить в нашем блоге.

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу найти выход
Я хочу найти помощь
Я хочу найти совет
Я хочу определиться с поиском помощи
Я хочу получить помощь
Я хочу научиться искать выход
Я хочу определиться с поиском совета
Я хочу освободиться от проблем
Я хочу перестать делать ошибки
Я хочу перестать искать смысл жизни

Темы: бессознательное, Взрослый-Родитель-Ребенок по Э.Берну, выбор психотерапевта, о работе доктора Нарицына, психотерапия здоровых, специфика профессии психотерапевта.