ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Сексуальный инстинкт и инстинкт размножения

Дата создания: 31.03.2008
Дата обновления: 14.05.2013
Как показывает практика, сексуальная сфера "человека разумного" сложна и многообразна, а также изрядно запутана: в ней существует масса заблуждений, ложных убеждений, внутренних сопротивлений и прочего. Но с другой стороны, при всей неоднозначности человеческой сексуальности – эта тема создает многим людям массу психологических и социально-психологических проблем (не говоря уж собственно о проблемах интимного характера).

 


 

 

Как показывает практика, сексуальная сфера "человека разумного" сложна и многообразна, а также изрядно запутана. Классические фрейдисты пытаются многое, в том числе и проблемы бессознательного, объяснять с позиций сексуальности человека – и запутываются еще больше. Иные консультанты вообще избегают работать с этой областью, так как в ней существует масса заблуждений, ложных убеждений, внутренних сопротивлений и прочего.

Но с другой стороны, при всей неоднозначности человеческой сексуальности – эта тема создает многим людям массу психологических и социально-психологических проблем (не говоря уж собственно о проблемах интимного характера). И довольно часто тематика человеческой сексуальности (и иже с нею) выплывает на психотерапевтической консультации в кабинете.
Я об этом уже писал "в общем", а теперь давайте попробуем разобраться более подробно – и может быть, несколько издалека: начав с "братьев наших меньших".

***

Сексуальный инстинкт и инстинкт размножения у человека - далеко не одно и то же. Это два разных явления (хоть подчас и соединяющихся опосредованно через единый центр удовольствия).
С одной стороны, если бы сексуальный инстинкт и инстинкт размножения у людей были единым целым, то у вас было бы примерно столько детей, сколько половых актов вы совершили на сегодняшний день. Или наоборот: вы бы в своей жизни занимались сексом примерно столько раз, сколько у вас имеется детей.
И с другой стороны, если опять вспоминать про нашу знакомую амебу  – она делится в питательной среде вообще безо всякого сексуального инстинкта.
Так что сексуальное поведение человека разумного сформировалось отдельно уже на более позднем этапе.

Помнить о том, что сексуальное поведение и инстинкт размножения – не одно и то же, полезно практически всегда. В частности, когда вы слышите изумительные по своей наивности пассажи типа "Мужчина полигамен по своей природе, потому что ему как самцу нужно как можно большему количеству самок раздать свою сперму для сохранения вида". И этим, мол, такое поведение оправдано. Но скорее всего, некоторые мужчины просто стесняются сказать, что своим промискуитетным поведением они решают какие-то иные вопросы, чаще всего совершенно несексуального плана – те же проблемы самоутверждения, например. А от вопросов размножения такое поведение и подавно далеко.

С точки зрения современной палеонтологии, жизнь на Земле зародилась примерно три – три с половиной миллиарда лет назад. Но это была жизнь в элементарных белковых формах. На земле существовали только прокариоты: безъядерные простейшие существа (хотя некоторые из них – те же бактерии – окружают нас до сих пор).
Прокариоты не имеют системы полового размножения и весьма эффективно размножаются простым делением. Но в таких условиях наследственная информация закрепляется и передается весьма ненадежно. В результате природа на этом этапе развивалась по принципу "шаг вперед – два шага назад": положительные эволюционные изменения практически не сохранялись в последующих поколениях, теряясь в случайных мутациях.

Но со временем (по прошествии примерно двух-трех миллиардов лет) в течении эволюции произошла некоторая революция: наследственная информация стала собираться в концентрированном виде - в клеточном ядре. Соответственно возникли эукариоты – ядерные (ядросодержащие) организмы. И помимо того, что ДНК как носитель генетической информации стала храниться внутри клеточного ядра, более защищенного от случайных внешних воздействий, чем вся активно взаимодействующая с окружающей средой цитоплазма клетки, к тому же в зеркально удвоенном количестве, - появилась еще одна, новая возможность сохранения этой информации и передачи ее потомкам в максимально неизмененном виде. Эта возможность стала началом будущего полового размножения.
Опять вспомним  амебу: она, как известно, "делится пополам" – и получаются две новых особи, "наследующих" полный хромосомный набор "родителя". Но иногда две разные амебы сливаются и лишь потом делятся – образуя уже больше двух отдельных особей, каждая из которых имеет уже свой, новый набор хромосом, состоящий из неповрежденных генов обоих "родителей".
Если приводить пример-аналогию – представьте себе, что двум людям раздали по совершенно одинаковой копии достаточно важного и тщательно отредактированного текста, написанного на восковых табличках. И эти люди носили с собой эти таблички, живя в разных условиях: один, допустим, в более теплом климате, а другой – в более холодном. Или условия проживания (и хранения табличек) отличались чем-то еще. Когда эти два человека встретились, то выяснилось, что на одной копии текст поврежден в одних местах, а на второй – совершенно в других. Но в результате при "сравнении" двух копий легко можно точно восстановить исходный текст целиком.

Вот примерно так же принцип полового размножения, в котором участвует генетическая информация не одной, а двух особей одного вида, позволяет сохранять всё усложняющуюся в процессе эволюции наследственную информацию и надежно передавать ее потомству. Фактически такой прием увеличения надежности в кибернетике называется "RAID-массив первого уровня".

Более того, природа изначально не закладывала в эту систему, что пол у двух особей должен быть разный. Как ни шокирующе это может звучать. Проблема с "разницей полов" возникает тогда, когда появляется многоклеточность, и становится необходимым иметь специальные органы для передачи и приема генетической информации другой особи, причем тоже довольно непросто устроенной. А обеспечить полноценное развитие таких органов и для приема, и для передачи – организму трудно. Функции у этих органов непростые, а нужны они все-таки относительно редко. Посему – содержать сразу два комплекта весьма сложно функционирующих органов попросту невыгодно.

Разумеется, среди более примитивных многоклеточных (до кольчатых червей включительно) есть виды, представители которых являются гермафродитами. Механизм размножения таких видов достаточно сложен и по сути является тем же половым размножением: одна особь оплодотворяет другую. Но при этом среди гермафродитов сохраняется и риск "самооплодотворения", при котором смысл "сравнения двух генетических копий" теряется. Еще и по этой причине устойчиво развивается "половая специализация" организмов.

Однако появившаяся разница полов повлияла на размножение не только положительно. Ибо теперь у особей возникла еще одна задача: проблема поиска "носителя второй копии генетического кода", то есть партнера для размножения. Таковой партнер, если учитывать, что мы пока говорим исключительно о размножении, тоже нужен был не слишком часто (по крайней мере, не каждый день: а некоторые животные вообще размножаются один раз в жизни!) И как следствие, не всегда присутствовал в достижимой близости. Таким образом, выживали в первую очередь те виды, которые достаточно серьезно заботились о размножении, и в частности – о подобном поиске "второго участника". Естественно, что для реализации такого поведения был задействован все тот же центр удовольствия.
Но опять же, так как этот участник востребован не каждый день, то инстинкт поиска партнера – как часть инстинкта размножения – получил определенного рода эпизодический характер: в определенные периоды он приглушен, пока не востребован, но когда выражается – то происходит это достаточно мощно и активно. А реализация его закрепилась сильнейшим удовольствием.
Инстинкт размножения имеет такую мощную выраженность именно в целях выживания вида. Во всяком случае, гиперзначимость и гипервыраженность полового инстинкта закрепилась эволюционно, и в том числе у "человека разумного".
Но о человеке все-таки чуть позже. Продолжим пока о братьях меньших.

Еще у животных началась эксплуатация избыточной выраженности полового инстинкта, и собственно инстинкт размножения постепенно начал отрываться от инстинкта сексуального как такового. Секс как "влияние на центр удовольствия" стал употребляться не только для того, чтобы обзавестись потомством, а для иных целей. Один из примеров - снятие избыточной агрессивности.
Агрессивность, сопутствующая размножению – это еще один побочный фактор разделения на два пола. Потому что поиск партнера для размножения сопряжен с различными препятствиями, в числе которых – устранение возможных соперников. Таким образом у животных часто половой инстинкт сопряжен с выраженной агрессивностью, и сексуальная разрядка способствует снижению этой агрессивности. К примеру, если лев, увлеченный новой потребностью в размножении (и в связи с этим достаточно агрессивный), приближается к месту, где находится львица с детенышами – то львица нередко выходит из логова навстречу самцу и встает в позу подставки. Несмотря на то, что сама она в данный момент не фертильна и зачатие у нее невозможно.

Вот еще несколько примеров "эксплуатации полового инстинкта – вернее, его воздействия не центр удовольствий – в неполовых целях".
Иногда молодой самец обезьяны чем-то разозлит вожака, и вожак гонится за ним, намереваясь задать хорошую трепку. И бывает, что убежать сложно: тогда молодой тоже встает в позу подставки, имитируя самку, готовую к спариванию. Вожак видит это – и, как правило, остывает. Но молодой самец вовсе не призывал вожака к гомосексуальному акту, а всего лишь "попросил прощения" за свои действия! Ибо поза подставки у приматов одновременно является "позой подчинения": то есть фактически способом сообщить "я признаю, что ты сильнее и главнее меня".
Конечно, у "человека разумного" по идее все должно быть не столь примитивно: особенно если человек действительно разумный и не тяготеет к образу мышления "братьев меньших". Но об этом пойдет отдельный разговор чуть ниже.

Вообще "высокая сексуальность обезьян" на самом деле часто оказывается просто выражением явной потребности в коммуникации. Например, способом показать соплеменнику, что "мне с тобой приятно общаться, от твоего общения я получаю удовольствие". И как сказать это иначе, кроме как воздействовать на центр удовольствия другой особи с помощью сексуально окрашенного поведения – особенно с учетом чрезвычайной бедности вербальных коммуникационных возможностей?
Еще один пример подобной "эксплуатации полового инстинкта" -  так называемое поощрительное спаривание. Когда не фертильная самка (если, например, у нее потомство) нуждается в дополнительном корме, который не может добыть сама, она часто предлагает самцу спаривание за корм.

То есть постепенно все шло к тому, что секс как воздействие на центр удовольствия и размножение как продолжение рода стали двумя разными, отдельными инстинктами¸ часто достаточно далеко разнесенными друг от друга. И особенно выражено "использование секса не в целях размножения" у человека. Воздействие на центр удовольствия через секс у "человека разумного" значительно разделило интимные контакты и размножение. И при эксплуатации сексуально обусловленного поведения репродуктивные задачи у людей отодвинулись даже не на второе, а на еще более дальнее место.


У людей с сексом вообще всё гораздо сложнее. Как приходилось упоминать в статье "О человеческой сексуальности" -  интимная близость людей всегда несет дополнительную "социальную нагрузку", всегда она, если можно так выразиться, отягощена еще каким-то дополнительным смыслом и значением - кстати, в основном бессознательным.
В сексуальную функцию людей включены практически все человеческие чувства и ощущения. Вообще не раз приходилось в работе вспоминать высказывание известного сексолога Г.В.Васильченко: "Вот когда, извините, самец-осел видит самку-ослицу в состоянии эструса (или, говоря привычными словами - течки), у них все пойдет по плану и все прекрасно получится. То есть, иными словами, - все, что в сексе у человека создает беспокойство, нервное напряжение и прочие проблемы, возникает только от того, мы люди, а не ослы".

И, возвращаясь к изначальной теме нашего разговора - скрытость овуляции у представительниц женского пола окончательно разделила сексуальность и воспроизведение рода у "человека разумного". Как известно, у животных самка фертильна только во время эструса: и как уже было сказано, поиск самца и занятие с ним сексом практически равнозначно оплодотворению. А у "самки человека", если можно так выразиться, - мало того, что овуляция и месячные разделены по срокам, но еще и нет явных, внешних признаков наиболее благоприятных для оплодотворения дней! Даже сама женщина не в состоянии без дополнительных мер определить дни своей овуляции. Не говоря уже о том, что сексуальное желание возникает далеко не всегда именно в этот период.
Таким образом, на биологическом уровне собственно процесс полового акта и вся сексуальность у людей серьезно разошлись с репродуктивной функцией.

В связи с этим кажется особенно нелепой расхожая фраза негативной коннотации о том, что кто-то "трахается, как скоты" (прошу прощения за цитату). Имеется в виду, что, мол, обвиняющиеся в подобном люди ведут частую и беспорядочную половую жизнь. Однако насколько правомочная такая параллель? Как известно, животные "трахаются" (то есть осуществляют половой акт) практически всегда ради зачатия потомства (разве что за некоторым исключением, да и то у высших животных). Таким образом, если бы люди, вновь цитирую, "трахались как скоты" – то они осуществили бы в жизни ровно столько половых актов, сколько раз они планировали родить.
Так что подобное обвинение именно в такой форме – несколько несостоятельно, мягко говоря.

Именно человек – "самое сексуальное животное", так как может заниматься сексом практически в любое время вне зависимости от своей фертильности (в частности, многие женщины ведут интенсивную интимную жизнь даже после менопаузы, да и вообще для представителей обоих полов способность к зачатию не влияет на интенсивность сексуального влечения). Более того, многие сексологи не раз упоминали, что верхней возрастной границы для интимной жизни человека нет. И даже импотенцию (возрастную) расценивали не как норму, а как расстройство сексуальности.
Правда, в этом случае следует упомянуть, что способность человека совершать половой акт – это функция сложная, и при более-менее постоянном "использовании" она сохраняется до весьма преклонных лет, а при столь же постоянном неиспользовании – постепенно угасает, причем довольно рано. Любопытно, что это касается не только мужчин, но и женщин. Иными словами, для продления этого периода желательно сексуальную функцию поддерживать и осуществлять ее уж точно не два-три раза за всю свою жизнь. И при этом, учитывая современные реалии, все-таки не забывать о необходимом уровне контрацепции.

Но тогда для чего же – риторический такой вопрос! – занимается сексом "человек разумный", если не только лишь для одного размножения?
Уже на уровне первобытных людей вышла на первый план едва ли не ведущая функция сексуальности человека: гедонистическая. То есть направленная на получение удовольствия, а еще точнее – на сохранение и поддержание "эмоционального гомеостаза".
Например, если взять ту же амебу, то у нее с этим гомеостазом все проще: движется к пище – удовольствие, приближается к опасности – неудовольствие, удаляется от опасности – опять удовольствие.
Если рассматривать более сложные организмы (тех же животных), то для них на инстинктивном уровне избежать опасности – тоже удовольствие. Гонится, условно говоря, за мышкой кошка – мышке страшно, убежала мышка от кошки в норку – мышке хорошо.

С человеком все сложнее, даже с первобытным. Удалось ему убежать от саблезубого тигра в пещеру – хорошо. Но человек, в отличие от мышки, знает, что, возможно, эта гигантская кошка еще бродит около пещеры?

У человека в отличие от животных постепенно появилась функция "заглядывания вперед", прогнозирования, стратегии. Многие опасности при этом стали видеться яснее, четче и, что называется, в полном объеме (и по всей видимости, именно здесь берет свое начало явление "горя от ума" и установка "дуракам жить легче" – во всяком случае до того момента, когда беззаботная мышка вылезла из норки, не оглядевшись предварительно вокруг). Причем чем больше у человека этого самого ума, стремления предвидеть события и видеть грозящие ему неприятности в полном объеме – тем больше ему требуется "гедонистических впечатлений" для сохранения эмоционального гомеостаза. И он стал искать для себя различные механизмы удовольствия.
При наличии перевеса негативных факторов для сохранения эмоционального гомеостаза во все-таки довольно агрессивной внешней среде есть грубо два пути.

Первый – избавление от пресловутого "горя от ума", а точнее – от этого самого ума. Говоря современным языком – это психотропные препараты, наркотические средства и алкоголь. То есть всё, что разрушает соответствующую деятельность головного мозга, вызывая невосприимчивость и в итоге полную нечувствительность к негативным, потенциально опасным факторам внешней среды. В итоге человек перестает чувствовать, что приближается к той или ной опасности, и ему почти всегда будет хорошо. Пока негативные факторы не окажут своего влияния.

Второй путь – найти в жизни нечто креативное и позитивное, что – в противовес негативным факторам - легло бы на вторую чашу весов и вернуло бы человека в состояние эмоционального гомеостаза. Но это уже значительно сложнее: не все могут определить, где и что именно найти для себя в этом плане. А секс как раз по своей изначальной природе эксплуатирует (причем достаточно мощно) в первую очередь центр удовольствия человека. Поэтому многие применяют его в качестве "противовеса негативным факторам среды". И это может прекрасно работать при одном условии – если всё в сексуальной жизни конкретного человека будет идти более-менее гладко. Увы, сейчас такое бывает не так часто, как хотелось бы – именно с учетом того, что "мы люди, а не ослы". Хотя поначалу некоторые люди, ослепленные силой воздействия сексуального инстинкта, иных шероховатостей могут и не замечать.


Итак, секс у человека сам по себе оказывается постепенно все дальше и дальше от конкретной функции размножения. Сейчас даже многие специалисты называют гедонистическую функцию интимной деятельности человека – основной.

С течением эволюции сексуальное удовольствие, особенно с развитием интеллекта, все дальше уходило от "грубого нажатия на кнопку" и становилось в один ряд с теми удовольствиями, которые сейчас принято называть интеллектуальными. Более того, эксплуатация центра удовольствия постепенно стала отрываться и от собственно полового акта. Если предположить, что любая составляющая "репродуктивной деятельности" должна приносить удовольствие на инстинктивном уровне, то у человека частью такой деятельности стало и сближение, и общение, и флирт, и много других "околосексуальных вещей", а не только непосредственно коитус.

Вообще, отслеживая эволюцию человека и его культурно-историческое развитие, несложно увидеть, как искусство, развиваясь на основе сексуальности и эротики, всё дальше и дальше удаляется от собственно секса. И пожалуй, можно сказать, что эротику и сексуальность можно назвать фундаментом всего искусства. Но эротическая культура отдельного человека, а то и целого социума, во многом основывается на умении не выпячивать этот самый фундамент, не преподносить в виде искусства только эту, простите за невольный каламбур, голую основу. Однако в то же время этот фундамент должен присутствовать так или иначе, чтобы искусство, как и любовь, не превращалось в "воздушные зАмки".

Но с другой стороны, постепенно для людей секс превратился в нечто сакральное, подчас наделенное некоторыми сверхъестественными свойствами. И неудивительно, что с помощью секса человек начал решать и проблемы несексуального характера. С помощью секса люди подчас не просто размножаются или получают удовольствие, а еще и решают вопросы власти, самооценки, других эмоциональных и цензурных потребностей. И нельзя забывать, что это тоже может работать на достижение ими "эмоционального гомеостаза" (учитывая еще и то, что само понятие этого гомеостаза у человека очень неоднозначно). Чувство собственной "омежной роли" в обществе может компенсироваться у того или иного человека различными поведенческими маркерами, однозначно воспринимаемыми в конкретном социуме.

К примеру, ведет он себя как Казанова, в первую очередь в количественном отношении" – на самом деле с целью ощутить, "как будто он вожак стаи и у него гарем". Не то чтобы ему всех этих женщин хотелось как партнерш ради получения непосредственно сексуального удовольствия: ему хочется утвердиться именно количеством, при этом каждый конкретный секс с каждой конкретной партнершей он может про себя расценивать как трудную обязанность. И как вы думаете, - расскажет он кому-нибудь реальную причину подобного поведения? И сможет ли он сам на уровне сознания это понять? Что все его подвиги на интимном фронте – только затем, чтобы самому не ощущать себя в социуме омегой? (Другое дело, что человек в подобных случаях ломится не в ту дверь, и что задача эта может быть решена иными способами). Такой человек как раз и будет всячески поддерживать постулат о том, что "мужчины-де по природе полигамны, они стремятся переспать с как можно большим количеством женщин, чтобы всюду оставить свою сперму и дать потомство". А на самом деле причина вовсе не в сперме и не в потомстве – но под таким прикрытием, особенно учитывая то, что этология сейчас в какой-то степени вошла в моду, он и подавно будет ощущать себя не омегой, а "доминантным самцом", по крайней мере – как он надеется – в глазах социума. Просто под поведение, решающее совсем иные задачи личности, причем задачи тщательно скрываемые, подводится социально приемлемая и даже весьма "ранговая" база.

Подобное верно не только для мужчин: иная женщина тоже может самоутверждаться таким образом (недаром в последние годы так популярны стали книги из серии "Как стать стервой" и тому подобное). Причем здесь часто важен не собственно секс (в смысле половой акт), а сам процесс соблазнения, нередко в виде знаменитой игры "динамо".

Здесь можно привести еще много примеров, но в итоге приходим к тому, что сексуальность человека и его социальная роль (или роли – в разных социумах) спутываются в достаточно тугой клубок, и когда та или иная личность, а то и социум (подчас достаточно большой!) в нем окончательно запутывается – проблема зачастую решается по принципу гордиева узла: разрубанием. То есть сексуальность однозначно отрывается от человека: в результате имеем либо конкретных личностей – "убежденных асексуалов и антисексуалов", либо целые сообщества, в которых воцаряются установки типа "отдайся не удовольствия ради, а потомства для", вплоть до полного запрета на секс и на любое упоминание о нем. Просто потому, что сложно отвести сексуальности надлежащее адекватное место, чтобы использовать ее для гармоничного развития личности или социума. Проще однозначно запретить, увы.

Здесь по ходу анализа возникает дополнительный вопрос: могут ли именно асексуалы быть "убежденными"? Ведь, как известно, асексуальность – это либо полное отсутствие стремления к сексу, либо настолько редкое стремление, что его фактически можно считать отсутствующим. Но если человеку чего-то не хочется, ему этого просто не хочется? Например, кто-то не ест мёд, не нравится он кому-то, но вряд ли можно сказать, что человек - "убежденный антимёдчик"? Вроде бы он не решает своих проблем с мёдом, он его просто не ест, и проблем нет никаких. Однако ситуация меняется, если большинство окружающих, СМИ и прочие источники информации, особенно среди актуального социума, начинают человека всячески убеждать, что "мёд надо есть всем непременно и помногу, потому что  мёд - это жутко полезный продукт, и кто его не ест – у всех возникают серьезные проблемы". Тогда человек может с достаточным напряжением начать отстаивать свое право не есть мёда, как и то, что у него в связи с этим нет никаких серьезных проблем.

Примерно то же самое происходит с обычным асексуалом, если внешняя, "общественная" цензура давит в направлении "все должны иметь секс много и часто, а все проблемы от его отсутствия". Тогда человек, особенно когда его начинают спрашивать (!), когда он последний раз имел секс, гордо отвечает: "Я - асексуал!" Потому что это хотя бы на время даст ему какое-то право "не иметь секса", чтобы на него с этим вопросом не давили.
А иногда асексуальность, наоборот, становится следствием того, что цензура с детства постепенно убеждает в обратном: что "секс - это грязь, это плохо", и всё это проникает в бессознательное. Если бы вам, допустим, с детства говорили, что мед - это не полезно, это грязь, это плохо? Одна моя клиентка даже на запах не выносила мёд после того, как бабушка в детстве ей сказала, что "мёд - это какашки пчел" (!). Таким образом "убежденная антимёдность" не всегда формируется, но формируется внутреннее отрицание на уровне бессознательного. Как следствие цензуры.

И часто профессиональной задачей специалиста-психотерапевта как раз и является содействие конкретной личности в "определении адекватного места его(ее) сексуальности". В этом процессе уже весьма велика роль сексуально-эротической культуры и сексуальной грамотности конкретного человека.


…Итак, секс у человека выполняет достаточно разнообразные функции: он еще может быть и выражением эмоциональной близости, и чувства собственности, и многих других не прямых сексуальных ощущений. Так что вряд ли разумно в силу собственной сексуальной неграмотности примитивизировать сексуальную функцию человека в общем, и тем самым доставлять в первую очередь самые разные проблемы себе самому.

И если сексуальность человека используется им не только для репродуктивных целей, становится возможным "эксплуатация" этой человеческой функции не только в гетеросексуальной паре. Появляется определенное количество гомосексуальных пар и даже семей – со всем присущим семье набором социальных функций. Это другой вопрос, что в некоторых государствах такие семьи еще не признаны официально, но полагаю, это все-таки лишь вопрос времени. Именно учитывая то, что человеческая сексуальность достаточно далеко отошла от фертильности, и возражения типа "да они все равно не размножаются, зачем их регистрировать" – откровенно несостоятельны. Фактически современная нуклеарная семья – это некое ЗАО, сцементированное кроме "обоюдно принятого Устава" и "движения общего жизненного груза в одном направлении", еще и психологической привязанностью между партнерами; но опять-таки, какая кому разница, между кем и кем у конкретных дееспособных взрослых людей возникла эта привязанность? Более того, предполагаю, что чем выше уровень социального и интеллектуального развития того или иного общества, тем менее принципиальной становится гетеросексуальность партнеров в семье, не говоря уже о "четком разграничении социально-гендерных ролей".

А "продукцией семейного ЗАО" совсем не обязательно могут быть дети. Более того, говоря не только об однополых, а обо всех парах, даже гетеросексуальных, которые по той или иной причине не готовы или просто не хотят иметь детей – повышение выживаемости младенцев в разы по сравнению с прошлыми веками формально освобождает не стремящихся к этому людей от "повинности воспроизведения населения". Так что бездетные семьи, вне зависимости от их гендерного состава, тоже вполне могут приносить огромную "пользу обществу" (если уж проблема именно в этом) – "рождая" научные открытия, произведения искусства "и другие добрые дела". Не говоря уже о том, что такое дело, как рождение детей, вряд ли стоит делать по повинности, долгу или обязанности.

***

Подводя некоторые итоги, вновь повторю, что тема "сексуальности человека разумного" сложна и неоднозначна. И что всё о ней написанное может напрямую не объяснять причин той или иной проблематики в этой области у конкретной личности, не говоря уже о способах их решения. Да, велик соблазн всё упростить, назвав себя "животным", или, впадая в другую крайность, считать себя "свободным от такой грязи, как секс". Однако сексологи не случайно довольно часто повторяют, что "не сексом единым жив человек".
И скорее всего, еще не раз придется возвращаться к данной теме, распутывая этот клубок постепенно и все-таки достаточно в общем. Однако что касается каждого конкретного человека, имеющего в этой области какие-то неразрешенные вопросы и проблемы, – разбираться в этих проблемах (может быть, кстати, далеко не всегда связанных именно с сексуальностью) куда эффективнее при непосредственной работе со специалистом: психотерапевтом, психоаналитиком, сексологом. Если хотите, такой подход к решению собственных проблем – это тоже существенный элемент человеческой культуры: в том числе и культуры сексуально-эротической.

 

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу вернуть потенцию
Я хочу вернуть эрекцию
Я хочу восстановить потенцию
Я хочу восстановить эрекцию
Я хочу знать причины агрессивности
Я хочу знать причины агрессии
Я хочу знать причины истерик
Я хочу знать причины ошибки
Я хочу знать причины психотравм
Я хочу знать свое бессознательное

Темы: инстинкты, психоанализ, сексуальные проблемы, этология.


Логин

Пароль